83 заметки с тегом

одежда

Popeye Style Sample 2021

Ежегодный выпуск японского журнала с подборкой стиля наступившего года.

Сегодня в Японии поступил в продажу новый номер журнала Popeye. Ежегодно редакция делает из одного номера так называемый Style Sample — что будут носить в наступившем году. Для этого команда журнала объезжает важные города вроде Нью-Йорка, Лондона и Парижа и фотографирует реальных людей. В этот раз сняли аж 345 человек! Да, многие из них — люди из индустрии, но даже их фотографируют в естественной среде обитания. То есть без стилистов, света и что там ещё бывает на модных съёмках.

Предполагается, что если эти городские ребзя уже одеваются так, значит вскоре за ними подтянутся тренды и простой люд. Впрочем это я так предполагаю. Как оно на самом деле, нужно спрашивать у знакомых с Восточного.

Что интересно, в этом году в список важных городов попала Москва. На скриншоте можно заметить кадры из  скейтшопа Октябрь:

Сейчас скейтеры во всём мире одеваются примерно одинаково, поэтому не знаю, зачем нужно было снимать именно московских. Но ребзя в Октябре классные, поэтому приятно за них порадоваться.

В Лондоне в объектив Popeye попала тусовка Дэниэла Пачитти. Сам Дэниэл работает стилистом, отвечает за стиль Слоутая (в том числе и в новом клипе с Роки) и судя по всему коллекционирует Stone Island — именно его вещи друзья использовали для съёмки в журнале:

Заказать журнал можно на eBay. Ищите предложения с бесплатной доставкой.

 Нет комментариев    213   16 дн   Popeye   Stone Island   одежда   Октябрь

История куртки Nigel Cabourn Everest Parka

И была ли вообще куртка за £2 500 на вершине Эвереста?

Рижский магазин ITK выпустил новое видео — про британского дизайнера Найджела Кейборна и его одноимённый бренд одежды Nigel Cabourn. Очень здорово, что в условиях пандемии ребзя только наращивают объёмы производства оригинального контента. Хотя казалось бы, что ещё нужно рассказывать про Найджела спустя 10 лет после Fott и FurFur. Но благодарные комменты на Ютубе говорят сами за себя.

В рассказе про Найджела Кейборна невозможно обойти стороной его самую знаменитую вещь — Everest Parka. Ультимативная зимняя куртка, которая вобрала в себя сразу всё:

  1. Легенду. Прототипом модели послужили реальные куртки, в которых Эдмунд Хиллари совершил первое в истории восхождение на Эверест в 1953 году и поход на Южный полюс в 1958 году.
  2. Лучшие натуральные материалы. Гусиное перо, мех койота, подкладка из овчины, плотный хлопок Ventile.
  3. Качество сборки. Найджел принципиально производит вещи основной коллекции в Великобритании. За Everest Parka отвечает фабрика PHD, которая производит профессиональную походную экипировку на заказ.
  4. Стоимость. £2 500 — аж дух захватывает, как представишь!

Если бы в мире существовал зал славы нишевой мужской одежды, Everest Parka определённо была бы его венцом. И уж точно она является таковой для самого Найджела. Несмотря на 30 лет опыта за плечами, к началу 00-х гг. дела у дизайнера шли паршиво. В интервью журналу Vestoj Найджел рассказывал, что коллекция Ascent of Cabourn 2003 года буквально перевернула его карьеру, а плоды тех трудов кормят его до сих пор.

Коллекция Ascent of Cabourn состояла из 12 вещей — по словам Найджела, по одной на каждого участника экспедиции на Эверест в 1953 году. Это первая нестыковка: на Википедии в списке участников числятся 14 человек, а в интервью спустя 20 лет Эдмунд Хиллари говорит о 13 «западных» участниках. На самом деле численность всей группы с учётом шерп и носильщиков составляла от 400 до 700 человек. Эдмунд Хиллари сравнивает восхождение с пирамидой: двое достигших вершины целиком и полностью зависят от всех, кто остался ниже.

По плану преодолеть последний отрезок и взойти на Эверест должны были Том Бурдийон и Чарльз Эванс. Однако из-за усталости и проблем с кислородом альпинистам пришлось развернуться, не дойдя 100 м до вершины. Следующую попытку предприняли Эдмунд Хиллари и шерпа Тенцинг Норгей. Для последнего это была уже седьмая попытка покорить самую высокую точку планеты. И именно Тенцинг попал на первую фотографию с вершины Эвереста — Эдмунд Хиллари забыл не только не сфотографироваться сам, но и повязать на ледоруб флаг родной Новой Зеландии.

Тенцинг Норгей на вершине Эвереста

Найджел Кейборн посвятил Everest Parka Эдмунду Хиллари. Но носил ли Эдмунд подобную куртку в той экспедиции? В обзоре магазина ITK Никита рассказывает, что в оранжевой Everest Parka Эдмунд Хиллари покорил Южный полюс, а в синей взобрался на Эверест. Чтобы запутаться ещё больше, можно вспомнить, что у бренда Nigel Cabourn есть ещё одна мощная куртка — Antarctic Parka, за которую придётся накинуть дополнительные £500 к стоимости Everest Parka.

На первой фотографии — Everest Parka, на второй — Antarctic Parka

Описания на сайте Nigel Cabourn гласят, что Everest Parka вдохновлена восхождением на Эверест, а Antarctic Parka — походом на Южный полюс. Пока вроде логично. Но ключевое слово тут — «вдохновлена». Давайте разбираться.

Прототипом Everest Parka послужила куртка, в которой Эдмунд Хиллари покорял Южный полюс. Это легко отследить по фотографиям. Именно за ней Найджел Кейборн летал в Новую Зеландию, о чём не устаёт рассказывать в каждом интервью.

Оригинальная куртка из Оклендского музея и Антарктическая экспедиция 1955 года

Впрочем Найджел не скрывает, что «кабурнизировал» оригинальный дизайн:

Я узнал, что оригинальная парка Эдмунда Хиллари до сих пор хранится в музее в Новой Зеландии. Мне не терпелось сойти с самолёта, чтобы добраться до чёртового музея! И там я нашёл «Эверест». Хотя на самом деле это антарктическая парка. Я всем говорю, что это Everest Parka, но на самом деле Эдмунд ходил в ней на Южный полюс. Я просто смешал всё в одно. Все думают, что он взбирался на Эверест в оранжевой куртке, но на самом деле — в синей.

Подробнее рассмотреть оригинальную Everest Parka, в которой Эдмунд Хиллари ходил на Южный полюс можно в кинохронике того похода:

В чём же Эдмунд Хиллари покорил Эверест? Может быть в Antarctic Parka? На фотографиях из экспедиции альпинист действительно часто запечатлён в синей куртке:

Слева — Эдмунд Хиллари, справа — Тенцинг Норгей

Но если присмотреться, становится ясно, что синяя куртка — это всего лишь тонкий верхний слой, который альпинист надевал поверх другой одежды:

Эдмунд Хиллари в тонком анораке поверх свитера и рубашки

Синий анорак изготовлен из материала Wyncol D.711, разработки компании Aquascutum. Это плотная смесь хлопка и нейлона, которая защищала альпинистов от порезов и ветра, но не холода. Чтобы не замёрзнуть, участники экспедиции надевали под анорак пуховые куртки, свитеры, рубашки и телогрейки:

1 — Эдмунд Хиллари надевает анорак поверх пуховой куртки. 2 — Эдмунд Хиллари в пуховике. 3 — экипировка Эдмунда Хиллари. 4 — экипировка Тенцинга Норгея.

Получается, что при восхождении на Эверест никакой Everest Parka не было! А Antarctic Parka — это лишь плод дизайнерской мысли на основе куртки Эдмунда Хиллари из похода на Южный полюс и парки британских ВВС.

Говорит ли это о том, что старина Найджел давно в маразме? В конце концов его собственные SMM-менеджеры и по сей день путаются в показаниях. Но что-то мне подсказывает, что если ему удалось создать культовую вещь из выдуманной легенды и продавать её за £2 500, значит дело обстоит ровно наоборот.

 Нет комментариев    399   19 дн   Nigel Cabourn   одежда

All Blues Co — образцовый магазин мужской одежды в духе Лиги плюща

Теперь и в онлайне.

Запуск интернет-магазина в 2021 году звучит, как неловкая шутка. Но до сих пор магазин All Blues Co из британского города Лидс умудрялся успешно продавать через Инстаграм. Секрет — небольшая, но выдержанная подборка марок в едином стиле Лиги плюща: канадские регбийки Barbarian, японские джинсы Resolute и кеды Asahi, американские ботинки Alden и французские J.M. Weston, французские рабочки Le Laboureur, шотландские свитеры Harley of Scotland. Каждый бренд — это канонический по духу и качеству производитель в рамках своей категории. Если вам нравится стиль Америки 60-х из альбома Take Ivy и классического кинематографа, то дальше ходить и не надо.

Что особенно радует, создатели All Blues Co не боятся искать новые бренды. Например, Smathers & Branson, которые специализируются на производстве аксессуаров — в первую очередь ремней и бейсболок — с характерной вышивкой крестом. Или корейцы Frizmworks, которые сделали репродукцию легендарного пуховика Karakoram.

До сих пор All Blues Co продавал вещи через офлайн и Инстаграм. Особых проблем это не доставляло, но всё равно, чтобы понять текущий ассортимент, приходилось регулярно перелистывать десятки сторис, а потом через личку уточнять размеры и наличие. Теперь это можно делать на сайте: allbluescostore.com. Доставка в Россию — £20, год назад VAT не вычитали.

 Нет комментариев    145   23 дн   All Blues Co   одежда

L’ami de mon amie (1987)

Комфортный и непринуждённый европейский стиль 80-х гг. в скриншотах из фильма «Друг моей подруги»:

 Нет комментариев    189   1 мес   кино   одежда

Интервью с Дайки Сузуки

Перевод интервью Nepenthes, в котором основатель Engineered Garments рассказывает о бизнесе на карантине, зимней коллекции и искусственных материалах.

22 марта Нью-Йорк ушёл на карантин. Вместе со всеми встал и нью-йоркский Швейный квартал (Garment District), где Engineered Garments уже 20 лет отшивает свои коллекции. Что ещё хуже, прямо перед пандемией магазин Nepenthes (прим. родительская компания, которая объединила под своим крылом Engineered Garments, Needles, South 2 West 8 и другие бренды), которым заведует Дайки, заключил договор аренды на соседнее помещение для расширения торговой площади. И тут же был вынужден закрыться на карантин.

Тем не менее, коллекцию этой осени удалось поставить в срок. Это одна из немногих коллекций Engineered Garments, которую Дайки объединил общей темой — джаз. Моделями для съёмок выступили участники джазового коллектива Onyx Collective. Дизайнер рассказал, что давно хотел раскрыть тему джаза и пару раз даже брался за неё, но ничего дельного не получалось. На этот раз его вдохновил фильм John Simons — A Modernist про лондонского ритейлера, который привёз стиль Лиги Плюща в Великобританию в 60-х гг. и во многом сформировал стиль британских модов. Дайки решил смешать джаз, Лигу плюща и традиционные для Engineered Garments военные и рабочие силуэты.

Дайки назвал новую коллекцию Balance and Tune (англ. баланс и мелодия) — словосочетание, которое он подслушал у молодого клавишника на разогреве у Onyx Collective и в котором увидел свои ключевые принципы создания одежды. На практике джаз больше всего отразился на крое: в дань уважения стилю Майлза Дэвиса и Чета Бейкера даже силуэты, переходящие из сезона в сезон, на этот раз стали уже и строже.

Официальный лукбук коллекции Engineered Garments осень / зима 2020

На протяжении многих лет Engineered Garments использовали по большей части натуральные материалы. Но в последних коллекциях всё чаще появляются искусственные. Дайки объясняет это практичностью. Сам он больше тяготеет к традиционным кондовым тканям. Но сегодня люди всё больше ценят комфорт; они не хотят разбираться, как ухаживать за прихотливыми натуральными материалами. Поэтому в новой коллекции Дайки использовал, например, синтетическую шерсть мелтон — она выглядит как натуральная, но при этом весит гораздо меньше и не требует специального ухода.

Коллекция Engineered Garments осень / зима 2020 в лукбуках the Bureau Belfast, Envoy of Belfast и Epitome of Edinburgh

И всё же, многие материалы давно знакомы фанатам бренда по прошлым коллекциям. На первый взгляд может показаться, что Дайки просто любит использовать одни и те же ткани из сезона в сезон. Но причина куда тривиальнее. Несмотря на три десятка лет опыта, дизайнер признаёт, что ему сложно в рамках одной коллекции полностью изучить материал: для каких силуэтов он подойдёт, как будет вести себя по прошествии времени. Поэтому он применяет их снова и снова, в разных моделях, наблюдает, как они раскрываются, делает выводы и возвращается к ним вновь.

Но пандемия тоже внесла свою лепту в дизайн Дайки Сузуки. Для весенней коллекции будущего года дизайнер хотел использовать экзотические ткани, объединённые темой этники и фольклора. Однако в условиях карантина у бренда нет возможности показать байерам вещи вживую и передать всю прелесть материалов. Поэтому Дайки отбросил эту идею и начал с нуля. Результат, по словам дизайнера, — это много похожих друг на друга вещей, которые носит он сам. Больше и нечего пожелать.

Официальный лукбук коллекции Engineered Garments весна / лето 2021
 1 комментарий    410   2 мес   Engineered Garments   одежда

Noah «Jolie Rouge»

Скейтовый бренд для взрослых наконец-то официально ударился в скейтбординг.

Пять лет назад, когда Брендон Бабензьен покинул пост креативного директора Supreme, пресса нарекла его новый — а на самом деле возрождённый из начала 00-х — бренд Noah, как «Supreme для взрослых» (сейчас то же самое делает нидерландский Pop Trading Company). Но Брендон не хотел иметь ничего общего со скейтбордингом:

«Запуская новый бренд, я искренне хотел оставить скейтбординг в прошлом. Но время шло, и держаться было всё сложнее. Взрослый человек внутри меня говорил, что я не должен впутывать Noah в скейтбординг. Но учитывая, сколько счастья катанье принесло в мою жизнь, бросать его значило идти против самого себя.»

Первую серьёзную попытку бренд предпринял два года назад вместе с Frog Skateboards — об этом можно почитать в отдельной статье. Это было прикольно, потому что лягухи — неординарная тусовка, которая выделяется на фоне нынешних скейтовых трендов как по трюкам, так и стилю в одежде (вездесущие 70-е Конверсы, Дикисы и бейсболка с погнутым козырьком; ну или их аналоги).

Но теперь Noah официально врывается в скейтбординг:

«Мы никогда не позиционировали себя как скейтовый бренд. Однако идея собрать команду всегда лежала на поверхности. Мы постоянно говорили об этом, но в начале 2019-го наконец-то взялись за дело.»

Результатом стал скейтовый видос на 17 минут (по сегодняшний меркам скейт-видео — настоящий полнометражный фильм) и впечатляющий состав райдеров. Одни только Хальберг и Бобби Де Кейзер — звёзды первой величины. Само собой не обошли стороной и Криса Милича из Frog. Интересно, какие у них условия контракта. Вряд ли Noah может себе позволить полноценное спонсорство наравне с профессиональными скейтовыми конторами.

И хотя до Supreme пока далеко, получилось легко и непринуждённо. Всегда приятно посмотреть на Нью-Йорк через объектив скейт-оператора. И даже сам Брендон Бабензьен отвалил пару трюков!

 Нет комментариев    276   3 мес   Noah   одежда   скейтборд

2 000 руб. за чистку холщовых кед?

Сравниваю чистку своими руками с профессиональным уходом в мастерской Bootblacker.

«Осень похоже без бл* наступила огромной ступнёй злого Годзиллы». А значит пора убирать летнюю обувь на зиму. Я не особый фанат регулярного ухода за вещами, «воскресных ритуалов» и тому подобного. Но при удачном совпадении свободного времени, настроения, погоды, звёзд на небе и количества грязи на обуви от ответственности не убежишь.

Я уже рассказывал, как чистить белые холщовые кеды в домашних условиях. Не берусь заявлять, что это самый верный и действенный способ, однако он не требует специальных средств и с ним точно справится каждый. Кстати, ровно так же этим летом предлагали стирать кеды Novesta ребята из обувного магазина the Bootleggers.

В середине лета я повторил процедуру и добился вполне достойных результатов: только вдоль подошвы и шнурков остались желтоватые разводы, которые впрочем лишь придают характера белым кедам. Судите сами:

Мои кеды Converse Jack Purcell до и после ручной чистки в домашних условиях

Но к концу сезона я вновь убил эту пару Jack Purcell. На этот раз помимо обычных загрязнений свой след оставили ещё и брызги красного вина. Ничего смертельного; думаю, хозяйственное мыло и щётка с пластиковым ворсом справились бы и здесь. Однако стало любопытно: если чистка своими руками даёт такие результаты, то на что способен профессиональный уход?

За уходом я обратился в Bootblacker, потому что раньше уже сдавал им несколько пар на деликатное исправление царапин и подклейку мелких деталей. Впрочем мне очень нравится следить и за другими мастерскими по чистке обуви. Например, Nepp в Санкт-Петербурге и JAM в Москве.

Полный уход в Bootblacker стоит 1 500 руб. Ещё 500 руб. пришлось накинуть за винные пятна. Итого 2 000 руб. — почти половина цены, которую я заплатил за новые кеды. Может показаться, что это дорого. Но мне больше импонирует продлевать жизнь существующим вещам, чем покупать новые. Хотя, судя по результату, можно сказать, что за эти деньги я и получил новые кеды:

Мои кеды Converse Jack Purcell до и после профессиональной чистки в мастерской Bootblacker

Лишь на последней фотографии видны следы от тех самых винных пятен. Зато желтоватых разводов, от которых я не мог избавиться самостоятельно, как будто и не было. Если знаете секрет, поделитесь. А до тех пор снимаю шляпу перед Bootblacker.

А как вы чистите белые кеды?

 Нет комментариев    582   3 мес   Converse   Jack Purcell   обувь   одежда   уход

Сумка-рюкзак Klattermusen Urur 23

Лямки прячутся в спинку. Огромный карман-сетка. Сделана из переработанных рыболовных сетей.

Я — фанат Patagonia Travel Tote Pack. Несколько лет использовал эту сумку в качестве основной. Пару раз даже умудрялся с ней путешествовать. В обычной жизни её удобно носить просто в руке или закидывать на плечо. А если собрался в поездку или вдруг зашёл за продуктами, можно в пару движений пристегнуть лямки и нести как рюкзак. В особо тяжёлых случаях спасают ремешки на груди и талии. Наконец, сумку можно сложить саму в себя и кинуть в багаж.

Формат сумки-рюкзака так меня зацепил, что я не пропускал попыток непрофессиональных брендов создать свои версии. Norse Projects скопировали дизайн Patagonia и зарядили ценник в два раза выше. Интересную концепцию реализовали японцы Hender Scheme, но почему-то силуэт не прижился и пропал из коллекции.

Klattermusen Urur 23

Зато я наткнулся на Klattermusen Urur 23 на скидках в Спорт-Марафоне. Формат ровно тот же, что у Patagonia Travel Tote Pack: повседневная сумка со съёмными рюкзачными лямками, которая складывается в свой же внутренний карман. Зато внешний вид куда динамичнее: огромный карман-сетка и целая череда крючков для карабинов или мини-сумки Algir. Единственное, по фотографиям непонятно, хватит ли длины лямок, чтобы закинуть сумку на плечо — нужно проверять.

Цена: 6 318 руб. с учётом скидки 40% в Спорт-Марафоне. Нет, мне никто не платил за рекламу🤷‍♂️

Если знаете другие альтернативы в подобные форматах, напишите в комментах — буду собирать.

 Нет комментариев    428   3 мес   Klattermusen   одежда

Интервью с владельцами магазина Homeland

Как своими силами запустить магазин одежды в Москве. Текст и фотографии — Анна Дорожкина.

Прошёл ровно месяц с тех пор, как магазины вернулись к привычному режиму работы. Московский Homeland не стал исключением. Перед самым началом изоляции ребята перебрались из маленькой комнатушки на Гороховском переулке в куда более просторное помещение на Новослободской улице. Но едва ли кто-то из покупателей успел туда заглянуть. Теперь для этого нет никаких препятствий, так что самое время познакомиться с обновлённым магазином. Тем более что совсем недавно ребята завезли много любопытных, стоящих вещей и сняли новый лукбук.

«Кстати, к нам на днях стилист заходил, набрал вещей для какого-то проекта Басты. Правда, в итоге на него только одна жилетка налезла,» — первым делом делятся Женя и Никита, явно сами не ожидавшие такого поворота. Что сказать? Видимо, пора задуматься о расширении размерного ряда и готовиться к волне новой публики — денимхеды потеснитесь, rappers in town!

Помимо последних новостей из жизни магазина ребята рассказали о том, как всё начиналось и с какими трудностями приходится сталкиваться ежедневно; объяснили, каким критериям следуют при выборе брендов и почему правила импорта и экспорта бьют по бизнесу сильнее, чем глобальная пандемия. Об этом и многом другом читайте в большом интервью Жени и Никиты, основателей магазина Homeland.

Женя и Никита, основатели магазина Homeland. Фото: Анна Дорожкина

Ребята, прежде чем начать разговор о магазине, хочется узнать о вас самих. Чем вы занимались до того, как запустили Homeland?

Никита: Если начинать с образования, я закончил Астраханский государственный университет по специальности поиск и разведка подземных вод и другие геологические изыскания. Но большую часть сознательной жизни работал барменом. Потом в какой-то момент понял, что хочу работать с одеждой, потому что независимо от того, чем я занимался, сфера ритейла меня всегда интересовала. Но руки никак не доходили. В итоге попробовал и понравилось — уже 4 года в этом кручусь. Основные силы уходят на Homeland, но параллельно работаю администратором в магазине Fred Perry в ТЦ «Авиапарк».

Женя: По образованию я инженер-эколог. Как только начал работать по специальности, понял, что дело тухлое. В Центре гигиены и эпидемиологии занимался отбором проб воздуха, работал на заводе по утилизации производственных отходов — везде были сплошные взятки и коррупция, зарплаты маленькие. Да и утилизации как таковой не было: всё тупо сливали в канализацию без каких-либо нормативов. Поэтому я по большей части сидел в интернете.

Фото: Анна Дорожкина

Так, а одежда как с этим связана?

Женя: Изначально я хотел создать свой бренд одежды. Даже рисовал какие-то скетчи, примитивный стритвир. Со временем мое видение стиля эволюционировало, и сейчас мне это совершенно неинтересно. Позднее я понял, что в любом случае хочу заниматься одеждой и задумался о магазине. Для этого нужно было познакомиться с внутренней кухней, и я устроился в Burberry в ЦУМе. Но продержался там меньше года.

А что так? Атмосфера не очень?

Женя: Атмосфера не очень… Да и вообще всё было не очень (смеётся). Я шёл туда за опытом, а его не было: стоишь как болван, без права даже встать поудобнее. Коллектив — гнилой. Самый гнилой, в котором мне когда-либо доводилось работать. Полное отсутствие дружбы и взаимопонимания.

Потом я начал смотреть, что ещё есть, и захотел устроиться в Code7. Но тогда мне казалось, что туда довольно сложно попасть. Поэтому решил пойти во Fred Perry на Петровке. Мне всегда нравился сам магазин, его атмосфера и уютная обстановка. Только не бренд. Собеседование прошёл нормально, но произошёл конфуз. Видимо моё резюме перекинули кому-то ещё, потому что оказалось, что речь идёт о работе в Kixbox. Я согласился, месяц отработал в Метрополисе, а потом меня позвали администратором в только что открывшийся Fred Perry в «Авиапарке». Там я проработал 3 года и познакомился с Никитой. Мы как-то сразу нашли общий язык, начали обмениваться мыслями и идеями об открытии магазина, хотя особо друг друга ещё не знали. Так началось наше сотрудничество.

Фото: Анна Дорожкина

Расскажите, как формировался ваш стиль? Откуда взялась любовь к винтажным вещам, ворквиру и милитари?

Женя: В моём случае это по большей части голливудский кинематограф. Я всегда любил смотреть старые фильмы. Мне было интересно подмечать, как выглядят герои, анализировать их стиль. Таких фильмов очень много. Например, «В порту» с Брандо. Там классно показан ворквир, стиль докеров, которые работают в порту грузчиками. Ещё, «Большой побег» со Стивом МакКуином: кожаная лётная куртка А2 и всё в таком духе. Конечно, главный герой «Серпико», который миксовал М65 с элементами уличного стиля. И «Пролетая над гнездом кукушки».

Ещё, мне всегда нравилось носить вещи со смыслом — на которые ты смотришь и понимаешь, чем вдохновлялись при создании. Даже если в дизайн оригинального изделия были внесены какие-то изменения. Проработав в ЦУМе и насмотревшись на весь этот фешн с теми же самыми элементами ворквира, милитари и всего прочего, я понял, насколько это всё абсурдно: нефункциональные вещи и детали, которые усложняют и перегружают конструкцию. Да и выглядят отвратительно. Я сторонник минимализма и функциональности. Но при этом считаю, что силуэт не должен быть бессмысленным.

Никита: У меня всё попроще. На кинематограф я никогда особого внимания не обращал, только с недавнего времени начал подмечать в кадре детали, о которых до этого не задумывался. Изначально у меня была привязанность к стритвиру, которая со временем переросла в нечто более сложное. Появился интерес к традиционным силуэтам, которые и лежат в основе уличного стиля. На формирование моего стиля во многом повлиял круг общения, мои интересы, определённая музыка.

Фото: Анна Дорожкина

Какая?

Никита: Слушай, я жил в периферии, поэтому долгое время пребывал в каком-то информационном вакууме: без интернета, кабельного телевидения и т. д. В начале 00-х я открыл для себя альтернативную музыку и стал интересоваться одеждой, силуэтами, брендами. Но тогда это было что-то неосознанное: я либо цеплялся за бренд, либо за определенную модель. Условно, какие-нибудь кеды Vans вскружили голову, я мечтал о них, не понимая, что это, зачем и почему. Потом уже стал интересоваться историей тех или иных брендов, моделей — так мой стиль начал прогрессировать. То, что все видят на мне сейчас, это трансформация кэжуала и стритвира. Не могу сказать, что сильно люблю винтаж — мне такой стиль иногда непонятен, да и не думаю, что он мне подходит. Это больше по части Жени: он любит углубиться в историю силуэта, а я больше по верхам и визуальной составляющей.

Когда вы поняли, что увлечению определенной культурой и одеждой пора перерасти в бизнес?

Женя: Лет 10 назад. Тогда в Москве стартовал фестиваль Faces&Laces, уличная культура в России вышла на новый уровень, появилась масса российских брендов. Я вдохновился всем этим и начал делать первые зарисовки одежды. Из-за работы и учёбы у меня не было достаточно времени, чтобы заниматься этим серьёзно. Не хватало уверенности и мотивации. Поэтому идея создания собственного бизнеса пришла гораздо позднее, уже после того, как, проработав в ЦУМе, Kixbox и Fred Perry, я получил опыт и представление о том, как всё устроено.

Никита: У меня до знакомства с Женей никогда не было мыслей о построении бизнеса, связанного с одеждой. Да, я тоже понимал ещё с университетской скамьи, что нужно делать что-то своё. Но больше тяготел к ресторанному бизнесу: думал о каком-то андерграундном баре или чём-то вроде того. Женя не только подбил меня на это дело, но и в какой-то мере повлиял на формирование моего нынешнего стиля. Возможно, если бы не он, я бы так и застрял в кэжуале.

Фото: Анна Дорожкина

Магазину уже три года. С чего всё начиналось?

Женя: Первым шагом стали группа в Контакте и разработка сайта Homeland. Также мы попытались собрать дружественные нам бренды, которые хотели поддержать. Так вышло, что я случайно познакомился с Ильёй, основателем Red Hills, и всегда имел его в виду. На тот момент бренд набирал популярность в Европе, но не в России, поэтому я решил, что Red Hills появится у нас первым. Я в принципе следил за брендами из России и Украины, так что мне было интересно создать сообщество единомышленников, которые не просто делают вещи ради денег, а вкладывают душу и следуют определенной стилистике.

Никита: Я на начальной стадии выполнял какие-то мелкие поручения, организовывал съёмки и подготовку к мероприятиям вроде Moscow Tattoo Week. Большая часть забот лежала на Жене, потому что я на тот момент жил в Питере и приезжал в Москву только по необходимости.

С какими трудностями пришлось столкнуться в начале пути?

Женя: Сформировать достойный брендлист. Как показала практика, брендов, которые отвечают нашей концепции, очень мало. Отыскать что-то новое было сложно. Первыми стали Birchwood, Red Hills и Union of Friends. С последними мы даже сделали небольшую коллекцию одежды.

С трудностями приходится сталкиваться каждый день. Из последнего — поставка Workware. Мы закупили вещи со всеми сертификациями, налогами и растаможкой, и это нанесло нам больший урон, чем пандемия COVID-19. Сколько мы ни пытались посчитать общую стоимость этого мероприятия, на деле получается в два, а то и в три раза больше.

Фото: Анна Дорожкина

А почему так быстро сменили локацию? Оффлайн магазину всего год, но за это время вы уже успели переехать с Гороховского переулка на Менделеевскую.

Женя: Первое помещение мы долго искали. Здание на Гороховском нам очень понравилось. Но нас не предупредили, что оно завешано монтажной сеткой. Обещали, что за пару месяцев сделают ремонт и снимут сетку. В итоге ремонт так и не начали, а сетка висит до сих пор. Позднее нам просто пришло письмо на почту с расторжением договора. Я решил, что мы не устроили арендатора из-за музыки, которую включали, или громких вечеринок. Но по факту собственник здания просто поднял арендную плату в два раза, и платить за ту маленькую комнатушку 50 000 руб. вместо 25 000 руб. было глупо. Поэтому нам пришлось в срочном порядке искать новое помещение.

У нас не такой большой бюджет. Мы всё делаем сами, без инвесторов, поэтому выбор не велик. На новом месте, в здании на Менделеевской, мне сразу понравилась белая кирпичная стена. Всегда мечтал, чтобы в нашем магазине была настоящая кирпичная стена. Само помещение значительно больше старого, поэтому здесь есть возможность выставить больше вещей. Мы в любом случае планировали переезжать, а тут нас к этому подтолкнули, и всё сложилось удачно.

Фото: Анна Дорожкина

Ваш проект построен по большей части на энтузиазме. Но как правило этого недостаточно, чтобы дело всей жизни начало приносить прибыль. Бывало такое, что при столкновении с рабочими проблемами хотелось всё бросить?

Женя: Как бы тяжело нам порой ни было, у меня никогда не возникало желания бросить. Мне нравится этим заниматься, я обожаю свою работу, люблю общаться с людьми, которые к нам приходят. Мы собрали вокруг себя публику, которую я не встречал ни в одном магазине. К нам приходят действительно интересные люди, с которыми приятно общаться, которых уважаем мы и которые уважают нас.

Никита: Меня трудно выбить из равновесия. Но иногда, после столкновений с бюрократией, брокерами, таможней и всем остальным, в голову закрадываются негативные мысли. Тем не менее, я никогда не думал, что это не моё, потому что плюсов больше чем минусов.

Женя: Да, мы получаем бесценный опыт.

Офлайн магазину всего год, вы в самом начале пути и очевидно, что это дело пока не стало основным источником дохода. Поэтому возникает вопрос: чем вы зарабатываете на жизнь?

Никита: Женя продаёт вещи на Авито и неплохо на этом зарабатывает (смеётся).

Женя: Да… Ну нет, конечно, на этом особо не заработаешь особо (смеётся). На самом деле сейчас я занимаюсь только Homeland, потому что на развитие магазина уходит всё время.

Никита: А я параллельно работаю администратором в магазине Fred Perry.

Из чего напрашивается вывод, что обязанности у вас делятся не 50 на 50. Расскажите, кто чем занимается?

Женя: Я начинал в одиночку: выбирал вектор развития, бренды, делал сайт, вёл социальные сети, планировал, фотографировал. Когда мы начали делать официальные заказы из-за границы, уже подоспел Никита. Договоры, переписки с поставщиками, общение с таможней и прочие важные официальные дела — это его ноша.

Фото: Анна Дорожкина

К вопросу о поставках и брендах. В магазине представлены 13 брендов, в числе которых Workware, Club Stubborn, Твердь и другие. По какому принципу вы делаете подборку?

Женя: Я постоянно мониторю Инстаграм, нахожу новые бренды. Мы обсуждаем, смотрим, согласовываем с Никитой. В первую очередь выбираем то, что нравится нам, и смотрим на адекватность ценового диапазона, на соотношение цены и качества. Например, если штаны стоять 9 000 руб., они должны быть интересными, фактурными, с любопытными деталями. Workware и Club Stubborn, которые сейчас являются ядром магазина, нас совершенно не разочаровали. Всю эту одежду мы носим сами. Планируем ещё много чего привезти, но с финансовой точки зрения это пока невозможно. Нужны большие вложения.

У вас также есть индонезийские бренды. Как вы их выбрали? Да, они хорошо выглядят на картинках и стоят недорого. Но кажется, сейчас подобных марок полно и не только в Индонезии.

Женя: У нас представлены два бренда из Индонезии: кожевенный Show Your Hem и джинсовый Double Hammer. Изделия Show Your Hem идеальны. Они выполнены максимально качественно, с большим вниманием к деталям. Например, пряжка для ремня выточена вручную ещё одним индонезийским мастером. Да и всё производство ручное, даже покраска и обработка кожи. При этом ценник ниже, чем у японских мастеров раза в два.

У Double Hammer нравятся детали на джинсах и материалы, из которых эти детали изготавливаются. Например, мешковина карманов. И опять же, относительно невысокая стоимость за такое качество.

В общем, индонезийцы молодцы. У них масса крутых брендов, за которыми мы внимательно следим. Хотим когда-нибудь привезти обувь из Индонезии, но это не так просто и нужно время на подготовку. Корейские бренды мы тоже смотрим и думаем заказать в скором времени.

Фото: Анна Дорожкина

А что насчёт Carhartt WIP? С точки зрения стилистики всё более или менее ясно. Но странно видеть такого известного динозавра на одной полке с российскими кустарными марками вроде Тверди или Red Hills.

Женя: Мы искали базовые вещи, которые будут вписываться в любой гардероб. К тому же, у нас была возможность купить Carhartt WIP без каких-либо проблем, потому что мы работали с этим брендом в Kixbox. Это было просто и удобно. И мне нравится их базовая линейка — ещё один хороший пример соотношения цены и качества.

Не будем забывать и про отечественные бренды, которые часто ругают уже только за то, что они отечественные. Что вы делаете для продвижения российских марок помимо того, что представляете их в своём магазине?

Женя: На самом деле, многие наши бренды ругают только из-за цены. Люди думают, что если вещь сделана в России, то она должна стоить дёшево. Только они забывают, что премиальная качественная вещь не может стоить дёшево в принципе, где бы ее ни делали. Это относится к любой вещи, сделанной руками из хорошего сырья.

Возьмём даже Твердь. Егор использует для пошива своих изделий японский деним — как такая вещь может стоить 5 000 руб., если за одну только ткань и её доставку нужно заплатить кучу денег? Плюс, такие бренды, как Твердь и Red Hills, носят по всему миру. В Европе вообще вся блогерская деним-тусовка ходит в Тверди. Вся эта ругань по поводу цен на Сделано в России основана лишь на нежелании разобраться, что к чему.

Как мы с этим боремся? Да никак. Мы пока не сталкивались с таким непониманием. Если человек спросит, конечно, мы расскажем побольше о той или иной вещи или бренде. Но сомнений по поводу цены тех же Red Hills у людей не возникает.

Ещё бывает, у нас любят сравнивать все с вещами из Японии. По своему опыту общения с японцами могу сказать, что не всегда японские бренды делают лучше и порой даже уступают китайским. Японцы любят менять лекало и вообще всячески шалить, так что лично я недоволен массой японских марок.

Фото: Анна Дорожкина

А если взять, к примеру, два бренда, которые специализируются на вещах из денима в одной и той же ценовой категории — гонконгский Workware и московский Твердь, — какой из них пользуется большим спросом?

Женя: Тут сравнивать сложно. Мы уже давно не заказывали Твердь, и у нас осталось всего две вещи неходовых размеров. Workware мы завезли гораздо позже, но их изделия на полках тоже не залёживаются. Workware безусловно берут лучше. Но это связано с общими тенденциями сегодняшнего стритвира. Они предлагают широкие, удобные штаны, много милитари и всяких реплик. Поэтому их вещи сейчас в ходу.

Влияет и то, что деним сейчас вообще проседает, тенденция пошла на спад. Но мы топим за классику: классический, прямой силуэт должен быть в любом гардеробе. Джинсы — это классная, фактурная вещь, которая со всем хорошо сочетается.

Какие вещи из магазина вам нравятся сейчас больше всего?

Женя: Моя любимая вещь сейчас на мне — штаны P44 с карманом на попе. Это просто пушка! Дико люблю их широкий силуэт, твил в ёлочку и множество интересных деталей. Это реплика брюк морской пехоты США 1944-го года. Мне кажется, они уместны как в стиле херитейдж, так и в каком-то сложном, сумасшедшем, многослойном образе.

Никита: А мне сложно ответить. На данный момент это наверно жилет от Club Stubborn. Я никогда не любил этот предмет гардероба. Мне казалось, он создаёт ненужный, усложняющий слой. А сейчас как-то проникся. Если говорить конкретно об этой модели, то она очень хорошо проработана. Это не просто жилетка с кучей карманов — в ней удачно продуманы и исполнение, и силуэт. С нетерпением жду прохладной погоды!

Фото: Анна Дорожкина

Что-нибудь новое ожидаете в ближайшее время?

Женя: Всё зависит от возможностей. Мы, конечно, хотим написать многим корейцам и гонконгцам, но делать это нужно по существу. Нас уже многие знают по работе с тем же Workware, так что договориться будет несложно.

Никита: Да, азиатские бренды из Китая, Кореи и Тайваня вообще всегда с радостью выходят на российский рынок. Им это действительно интересно.

Женя, во время карантина ты написал в Инстаграме, что заболел коронавирусом и начал вести своего рода дневник, в котором ежедневно описывал своё самочувствие, лечение, общение с врачами и прочие злободневные вещи. Скажи, тебя этот случай вдохновил на создание собственных масок? Да ещё из 100% японского хлопка с селвиджем.

Женя: Нет, решение создать маски — это скорее вопрос престижа.

Никита: Это не было на волне хайпа. Мы выпустили маски для поддержания имиджа. Хотели показать, что мы не равнодушны к происходящему. Мы не стремились таким образом заработать.

Женя: И хотелось сделать что-то интересное. Для людей, которые придерживаются определённого стиля и понимают, что такое селвидж деним и японская ткань. Как ни странно, наши друзья и бывшие коллеги пришли и купили маски для всех членов семьи. Мы очень рады, это круто!

Раз уж мы затронули тему пандемии, расскажите, как она отразилась на продажах? Homeland сильно пострадал?

Женя: Конечно. Продажи упали в два-три раза. Но повторюсь, что мы куда больше пострадали от нашего таможенного законодательства. По нам сильнее бьют налоги и система экспорта и импорта товара. Восстановиться от последствий пандемии проще, чем от не просчитанного ввоза.

На Жене: кепка Hobo & Sailor x Union of Friends, футболка HMLD, брюки P-44 WORKWARE, обувь Birkenstock Boston. На Никите: панама HMLD х Union of Friends, футболка HMLD X Double Hammer, брюки M-51 WORKWARE, кроссовки Hoka One One Mafate Speed 2. Фото: Анна Дорожкина

Если бы идея с открытием собственного магазина одежды провалилась, чем бы вы занялись?

Никита: Я бы хотел освоить какое-нибудь ремесло и делать вещи своими руками. Может, шить, не знаю. В любом случае, мне это интересно, да и полезно будет, чтобы носки заштопать, например (смеётся).

Женя: Хороший вопрос, заставил задуматься… Я бы точно не пошёл работать по специальности. Может, продолжил бы делать татуировки. Но тоже не уверен, что это моё. Иногда приходилось работать с людьми, с которыми не очень хотелось общаться, а для меня это важный критерий. Ещё, меня посещали мысли освоить основы дизайна, потому что я умею рисовать. Может быть, веб-дизайн или что-то в таком духе. Мне интересно переносить свои идеи в электронную среду.

А как насчёт собственного бренда? Думали об этом?

Женя: Думали. Но чтобы сделать что-то действительно хорошее и интересное, нужны ресурсы, которых у нас нет. И в ближайшее время вряд ли появятся. Сейчас есть проблемы с доставкой сырья из Японии, да и найти хорошие материалы в целом очень непросто.

Вы не раз серьёзно заморачивались со съёмками. Например, когда снимали ролик Gold Rush. Понятно, что всё это делается ради идеи, а не денег. Но всё же, дают ли такие усилия хоть какой-то реальный выхлоп?

Женя: Нет, никакого. Если это не рекламировать, всё уходит в корзину. Люди вообще невнимательные. Думаю, 90% даже не читают тексты постов. Инстаграм стал потоком массовой информации, так что самый большой выхлоп идёт от таргетированной рекламы. Так что мы сейчас активно осваиваем продвижение.

Как бы вы описали постоянного покупателя Homeland? Это кто-то из вашего круга общения или есть случайные люди?

Женя: У нас несколько изменилась концепция, а вслед за ней и публика. Изначально мы были сильно привязаны к дениму и коже, у нас был довольно брутальный посыл, который можно проследить как раз в ролике Gold Rush. Тогда мы начали делать это с пафосом, не обращая должного внимания на уличный стиль и пытаясь пробиться без оглядки на тенденции.

Сейчас у нас более широкий спектр одежды, поэтому публика постоянно меняется: есть и татуировщики, и скейтеры, много поклонников японской культуры, возрастная категория тоже абсолютно разная. Определённого типажа у нас нет. В большинстве случаев это начитанные, приятные люди, которые много знают и понимают суть вопроса. С ними всегда получается интересный диалог.

Фото: Анна Дорожкина

Что вы думаете про индустрию херитейдж культуры сегодня? Лет 10 назад всё было в новинку, достать определённые вещи было непросто. Сейчас выискивать ничего не нужно, да и всем всё как будто приелось.

Женя: Какие-то вещи и сейчас сложно достать. Мне кажется, люди пресытились тем, что всегда лежало на поверхности: Red Wing, Carhartt WIP, Edwin. По-настоящему интересные вещи, с чуть более сложным силуэтом или более милитаризированные, найти очень непросто. Одежда с какими-то определёнными элементами военного стиля или определённой эпохи — это сложная история.

Что касается херитейджа, на мой взгляд, это фундамент для формирования стиля. В любом случае, мы развиваемся всю жизнь, пробуем что-то новое. Но это не значит, что нужно забыть об истоках. Я противник модной индустрии, поэтому меня совершенно не интересуют тенденции. Но какие-то веяния эпох ощущаются сами собой. Мне кажется, что рабочая одежда будет актуально всегда, потому что её можно интерпретировать бесконечно. А херитейдж для меня — это одна из веточек новогодней ёлки, на которую вешают игрушки. Явление, которое послужило своего рода основой для создания более сложной, разнообразной культуры. Людям всегда хочется чего-то свежего, именно поэтому они сами добавляют в этот стиль какие-то новые элементы.

Никита: Согласен. Эта культура стала более массовой, но я не думаю, что в России появятся какие-то сумасшедшие обороты. У нас всё крутится вокруг кэжуала. По моим наблюдениям, молодёжь потихоньку начинает уходить от каких-то примитивных брендов, которые у всех на слуху. Но при этом большинство как будто и не хотят экспериментировать со своим стилем. Возможно это связано с массовой культурой, определёнными фильмами и сериалами, стереотипами и шаблонами, которых люди придерживаются. Было время, когда я тоже так мыслил. Но в какой-то момент мой подход изменился, я решил попробовать что-то новое и ничуть не жалею об этом.


Адрес магазина Homeland: Москва, ул.Новослободская, 14/19 с. 8
Официальный сайт
Инстаграм Homeland

Если вам понравилось интервью, поддержите проект, перечислив деньги по ссылке: https://www.tinkoff.ru/sl/9FDfRug3r48 Так мы сможем привлечь сторонних авторов и выпускать больше материалов.

 Нет комментариев    1021   6 мес   Club Stubborn   Double Hammer   Homeland   Show Your Hem   Workware   одежда

Pop Trading Company скопировали дизайн Beams

Бутлег, коллаб или мерч?

Ни то, ни другое, ни третье. Недавно амстердамский бренд для повзрослевших скейтеров Pop Trading Company выпустил совместно с Converse крайне удачную версию модели Jack Purcell. Легендарный силуэт из канваса залили контрастной резиной по контуру подошвы — то ли для дополнительной защиты, то ли чтобы спокойно шлёпать по лужам. Так или иначе получилось здорово:

А вчера британский дизайнер Терри Эллис, который уже 25 лет работает на японского ритейлера Beams, показал кеды HUFF, которые он три года назад заказал на фабрике MoonStar:

Дело, разумеется, не в заимствовании силуэта. Холщовые кеды вообще и Jack Purcell в частности — это уже классика, как куртка M65, пуховый жилет или регбийка. Эти вещи оторвались от брендов, которые их придумали, и стали стандартом. Нет, весь сыр-бор из-за контрастного резинового слоя — ключевой детали, которая делает весь силуэт.

Терри рассказал, что в 2010-м году он наткнулся на две пары винтажных кед Lacrosse в токийском магазине Berberjin. В 2013-м он договорился с фабрикой MoonStar о производстве современной версии Lacrosse. В 2016-м они сделали ещё одну версию — со слоем резины поверх канваса — для летнего сезона дождей в Японии. И наконец, в 2020-м вышли кеды Jack Purcell от Pop Trading Company.

Как и в случае с магазином Aimé Leon Dore, мы не знаем всей правды. Это вполне может быть совпадением: дизайнеры Pop Trading Company так же, как и Терри Эллис, могли найти пару винтажных кед. Или даже случайно увидеть картинку кед Beams в Пинтересте, неосознанно зафиксировать её в памяти, а потом воспроизвести, как собственную оригинальную идею. Но удивляет другое: когда совпадение всплыло, Pop Trading Company ничего не ответили.

Бренд Pop Trading Company находится в том же информационном поле, что и Beams. Пускай его создатели и не слышали о самом Терри Эллисе — хоть это и странно, учитывая, что даже диванные эксперты вроде меня его знают,  — но они не могли не слышать об этом из крупнейших японских ритейлеров. И когда не последний представитель Beams явным образом указывает на подобное совпадение, нужно держать ответ.

А что думаете вы? Пишите в комментариях или присоединяйтесь к обсуждению в нашем чате @zawmot.

 Нет комментариев    535   7 мес   Beams   Pop Trading Company   Terry Ellis   одежда
Ранее Ctrl + ↓