Vincent Touzery personal style in Supreme «Blessed»

80s sportswear at its finest. Читать на русском.

Let’s just admit it: Supreme «Blessed» is a true work of art. Period. The tricks, the style, the camera, the camaraderie, the music selection, the coloring, the lifestyle. It hits all the right notes, even if you are not familiar with skateboarding culture. I just can’t praise it enough.

And the team roaster. It’s just so good. Everyone in this video is straight killing it. Unlike other skate videos that come out way too often these days, Supreme «Blessed» demonstrates unrivaled style both on and off the board. Kevin Rodrigues, Sean Pablo, Tyshawn Jones are the obvious ones. But I’d like to take some time to appreciate the personal style of Vincent Touzery.

Rising from the Paris skate crew Blobys Vincent Touzery has more of low key styles among the Supreme team. It’s really simple: classic Nike sneakers like Blazers, Jordans, and Dunks, Levi’s jeans, a t-shirt and hoody combo, and a snapback on top. Sounds basic really, but Vincent masters the look so well. It’s classic ’80s sportswear put in skateboarding context.

There is one particular feature through, and that is the color black. Most of the time Vincent incorporates at least one black piece in his outfit. It might be just sneakers, but more often it’s a sneakers-socks-jeans combo or even an all-black look with just a few pops of color. I doubt a skater would be trying too hard to coordinate his outfits, but Vincent does a really good job at adding complementary touches of color like blue swoosh blue snapback combo or a pale yellow cap logo that matches the tone of a hoody.

That said, it’s definitely Vincent’s skateboarding that makes the look interesting. You just can’t imitate the beat-up Nikes and frayed Levi’s jeans without actually hitting the streets. But unlike the style of other «Blessed» riders this sporty aesthetic feels quite at home both on and off the board.

You can watch Supreme «Blessed» on iTunes.

Стиль Винсента Тузери в скейтовом видосе Supreme «Blessed»

Спортивная эстетика 80-х в лучшем виде. Available in English.

Давайте сразу расставим все точки над «i»: скейт-видео Supreme «Blessed» — это шедевр. Даже если вы никогда не катались на скейте. Трюки, стиль, съёмка, цветокоррекция, тусовка, лайфстайл, саундтрек — уровень во всём.

А что за команда! Каждый райдер выкладывается на все 💯💯💯. Но в отличии от других скейтовых видосов, которые в наши дни выходят чересчур часто, Supreme «Blessed» — это квинтэссенция стиля не только на доске, но и во внешнем виде. Кевин Родригес, Шон Пабло, Тайшон Джонс — с этими ребятами всё и так очевидно. В этот раз я хочу воздать должное стилю Винсента Тузери.

Винсент вырос из парижской тусовки Blobys и отличается наименее экстравагантным стилем в команде Supreme. Всё довольно просто: классические модели Nike вроде Blazer, Dunk или Jordan 1, джинсы Levi’s, футболка, толстовка с капюшоном и бейсболка. Такой стиль даже можно назвать базовым. Но Винсу удаётся выжать из него максимум.

Есть одна отличительная особенность, которая прослеживается практически в каждом образе Винса — чёрный цвет. Это могут быть только кроссовки, но чаще всего — комбинация джинсов, кроссовок и носков, а то и вовсе тотал блэк лишь с парой цветных деталей. Я сомневаюсь, что Винсент специально уделяет этому время, но у него чертовски удачно выходят цветовые акценты: синий свуш на кроссовках и синяя кепка; или логотип на бейсболке в тон бледно-жёлтой толстовке.

Так или иначе, но главную лепту в стиль Винсента вносит не одежда, а скейтбординг. Без тяжёлой работы просто не получится так красиво заносить «Найки» и протереть джинсы. Но в отличие от стиля других райдеров Supreme небрежная спортивная эстетика Винса смотрится классно и уместно и в контексте обычной городской жизни.

Посмотреть видео Supreme «Blessed» можно в iTunes.

Interview with Chris Kontos

Photographer and founder of Kennedy, the magazine about culture, music, cinema, photography, and menswear. Читайте это интервью на русском языке.

Kennedy Magazine is a biannual journal of curiosities: people, places, and culture. Eugene Bafaloukos, the wife of the director of ’Rockers’, a 70s Jamaican film staring the actual reggae artists. Allan Barrows, the gallerist who made his way through the 80s New York drug abuse. The Okura hotel in Tokyo which perfectly integrates Japanese traditions in mid-century modernist architecture. Polly Brown, the photographer who started her career by taking pictures of home plants in corporate offices.

The personal touch deserves even more attention. Each issue opens with an editor’s note which in fact is more of self-expression than a regular magazine overview. I really like it. I have to admit I’m kind of skeptical every time because you know I bought this magazine and the editor always finds an excuse not to write a proper note. But then again I always feel it. Chris Kontos’ notes express common fears. I really do feel the same. And the same goes for the contents. By the end of an issue, I usually feel like I lived through those stories with those people.

I expected to get an interview with Chris Kontos while on a trip to Athens. But he and his wife were expecting a son in Basel at the time. That’s why this interview happened via Google Docs, and I’m so grateful Chris made so much effort to do it. I hope you enjoy this conversation as much as I did.

Source: Athina Delyannis

You describe yourself as a photographer first. How did you start?

When I was around 15 I watched the movie Blow Up by Michelangelo Antonioni. My fondness for cinema I guess initiated my interest in photography. I discovered my dad’s old camera and started taking pictures of friends. After school I went to college and studied photography for 4 years. I have been a photographer since.

London seems to have a special place in your heart. What’s your story with this city? Did you study there?

London is indeed a dear place for me. I think I have spent more time in London than anywhere else except in Athens. My first trip to London was when I was 18. I had won tickets to a concert by Ocean Colour Scene. I had no clue where I was gonna stay. I called up a friend who was studying in Essex and asked him to stay at his dorm at the University of Colchester. I had not realized how far that is from the center of London. I remember walking a lot around Camden and buying a suede jacket and going to bar Italia that I knew from a Pulp song.

Since then I have been so many times I can’t even count them. I lived on and off for sometime during the winter of 2014. My best friends live there atm and I visit a lot for work too. I have a certain spot in my heart for it. It has something old about it, a Victorian feeling while being the most contemporary city in the world.

I love the food there, most restaurants that I love are in London. I love walking around St James park down from Piccadilly. It’s one of my favorite parts of London. The new Snow Peak store. The boat ride on the Thames from Tate Modern to Tate Britain. Lunch on my own at Rochelle Canteen. Drinks at the French House and cold udon noodles at Koya. And walking aimlessly around the Barbican.

Kennedy is now in its eleventh issue. Have you been able to make money doing the magazine or it’s still mostly photography that you do for a living?

Kennedy makes enough to produce another new issue, unfortunately or fortunately it doesn’t bring any income.

How did you manage to distribute Kennedy in the very beginning?

I had a few international contacts especially with menswear and I started sending out pdfs of the magazine before it was even released. The feedback was amazing and we got in some really good stores from day one. Even Tate Modern! From our second issue we were at Colette. I handled everything like up to this day on my own with the distribution.

Source: Kennedy Magazine

You once mentioned that Kennedy is about people some might find obscure but to you they are legends. I wonder how did you get in this world of artists, filmmakers, and musicians? How did you even find them in the first place?

I will give you an example because the truth is I always reached out to people and I think it requires a special talent to go along with people. Our first interview for Kennedy was Whit Stillman. Whit was in Athens for the international film festival of Athens. I called the office of the festival and asked if I could meet him. So I went to one of his movie screenings and after the end of the film, I asked him to go for a drink and do the interview and shoot. We became friends and still have a cup of coffee every time I am in Paris.

How do you build relationships and make friends with these people? Both contributors and heroes of the magazine.

I guess they are people like everyone else. And I guess we share other friends in common that helps also. I was always introduced to so many people from other acquaintances. I guess it has to do with the fact that I travel a lot and my job is involved around people.

Chris Kontos together with John Rushton. Source: Kennedy Magazine

We are living in the age of technologies: live streaming, instant messaging, infinite content, fast delivery, AI, etc. Some of these technologies made our lives much more convenient. But it seems like we are losing something intangible. We used to spend hours, days, months to discover something cool. Now it’s all over the place, you just have to follow the right people. How do you see this?

I think even in this ocean of noise you can still have a filter for what is good and what is not. I mean you can make a playlist with music you don’t even own. That doesn’t make you a DJ. The real aficionado will go out and look for a record, keep it at home and take care of it.

Same with listening to music. Everyone is listening from a digital source to shitty headphones or small speakers. Music is not intended to be listened like this. Musicians spent time and money in a studio recording so it sounds as it’s intended to. I was amazed by Wolfgang Tillmans’ show at Tate a few years back. He had a room with a high-end sound system where he played his favorite music( mostly Colourbox) and explained music should be listened to properly.

Same with photography where Instagram gives you the chance to have a visual outlet. Not everyone is a photographer though. I believe the saturation of the digital world will eventually get filtered in a way that anyone who is not proficient and a hard worker will be obsolete. Without hard work there is nothing in life.

Tokyo Charmant Bar. Source: Irene Yamaguchi

You’ve been talking about the overabundance of information on the internet since the very first issue of Kennedy. Since then it has become even more so. What are your thoughts on this now?

I love the internet and especially Instagram. Its an amazing tool and I’m not annoyed by too much information. The trick is to filter it and use it for your own sake. I’m a huge protege of the digital world. But I live in analog.

In the interviews you take you frequently ask guests on the topic of how corporations change the city environment. How everything loses its charm. But at the same time, it also leads to growth in consumption and therefore more good places are opening too. What do you think about it?

I think like you said there are two sides to it. For example Athens because of its growth as a tourist destination, has many more options for food, coffee, hotels, galleries, and so on. I mean getting decent food in Athens 10 years ago was an inconceivable concept. It was either the frozen moussaka taverna or expensive and mediocre restaurants. Now it’s blooming like most metropolitan areas worldwide. So in that sense, the city has evolved a lot and for me as a person who lives in Athens, it’s good.

I would not say I miss its old self but at the same time I believe there should be a limit to the growth. At the moment every corner you turn there is a new restaurant or a new hotel. Like with the term noise that I mentioned before I believe everything will be filtered eventually. Anyone who doesn’t make the grade will become obsolete.

Source: Kennedy Magazine

I’ve been to Athens recently and I came to realize that no matter the city there are very similar places everywhere in the world now. For example, this Scandinavian minimalist coffee places. They do make really good coffee and have very nice people but the place has nothing special because there is a very similar one everywhere in the world now. Still I like some obscure concepts that seem to not have inherited connection to the city. For example the Birdman pub and grill in Athens. I don’t know if the food is truly Japanese but I genuinely enjoyed it. Even if it has nothing to do with Greece. What do you think about this?

I know what you mean. I don’t mind all these coffee places, to be honest. They are everywhere of course it’s part of worldwide gentrification. But they make good coffee and for me, that’s enough to like them. Athens has one of the best coffee scenes in the world. Like I said above I don’t miss the days where coffee meant a filter coffee like the ones they serve on planes or the dark espressos they used to serve everywhere. I like progress even if it has its downsides.

It’s funny you mentioned Birdman. It’s one of the best places to eat in Athens right now. I prefer it to a restaurant that will try to serve you bad greek food. masked as new greek cuisine. I don’t know if Birdman is that Japanese but its good quality food, nice wines, and bar vibe. I hate the idea of fine dining! it’s boring as hell.

I wanted to ask you about hidden gems. What is it about them? Why are we so tempted to finding one? Because as long as I can remember I was always trying to find cool things that nobody is aware of. It seems like you do this too. And Laurent Laporte from Whereisthecool does. And many others. Why do you think we do this? Why do we strive so much to find them but then are kind of hesitant to share them with the world?

It’s like finding a magnificent beach on an island and you are in solitude there. Who wants a herd of tourists playing rackets next to you next summer? I guess no one. You want to keep the place a personal secret. But the time of secret places is no more. Every little secret bookstore, restaurant, beach, island is no secret anymore. Just because more and more people have access to information online, everything is exposed. Also, cheap flights have made tourism easier.

You can’t keep that tiny trattoria in Sicily a secret anymore, cause you have already posted it on your Instagram. People will ask ‘’Where is this”? You can tell them it’s in China for what it’s worth but eventually they will find out anyway. And next time you go it’s gonna be packed.

I will tell you a funny story. There is a popular ‘’hidden’’ taverna in Athens called Diporto. It used to be quite exclusive to Greeks and usually people eating around the grand central market. Now it’s a tourist attraction and I guess people like me can be blamed for that. One day while I was waiting for a table on the doorsteps of Diporto, a family of Spanish tourists approached me and asked “Is this the secret taverna?’’ I replied if you found it I guess it’s not a secret anymore right?

Diporto. Source: Kennedy Magazine

I want to ask you about your style. It looks to me like the contemporary version of American Ivy in a way. Probably even a Japanese interpretation of it. It looks timeless yet contemporary. Can you elaborate on it?

My style is quite like you described it. A lot of American influences in the way Brooks Brothers made popular and American Ivy League universities but I try not to get niched really. I think trying too hard makes you look like a jerk most of the time. I guess my style now that I’m 40 is trying to less as stupid as possible. It’s true I wear a lot of Japanese brands especially orSlow and Camoshita, Snow Peak and of course denim. I try mixing a bit of everything to keep things interesting.

Chris Kontos style. Source: Kennedy Magazine

I assume you don’t pay much attention to trends. Yet what do you think about the constant change of fashion? Do you think the world will ever stop running for the next cool thing and stick to something timeless?

I think this is impossible. Most people for reasons that are really philosophical will never settle for anything timeless. People are in constant search for something new. I know it will sound absurd but most people are really afraid of dying. I’m also one of them but I try not to fill my life with pointless inanimate things that I will throw away in a month just to feel better about life. And death. It’s harsh but most people can’t even stand a minute alone. You might think it doesn’t relate to your question but it does. Existence is a tricky thing. Some people manage it, and some don’t. That’s why fleeting fashions have a fertile ground always to flourish upon. Vanity. Sites like Hypebeast, Highsnobiety, and so on base their model upon the people’s need to find the new thing.

I wonder how you manage to dress up every day. You should have accumulated lots of clothes over the years. And those are very well made things that do not tear up fast. So over time there are more and more things in your closet. How do you choose between items to dress up on an everyday basis?

I don’t have that many, to be honest. And I tend to wear the same things a lot! I don’t buy that many clothes. I try to buy basic things every year. A nice blazer jacket is always a good investment, a couple of sweaters, and good quality white tees. The thing I buy a lot and can’t have enough of is shirts. Especially Gitman and Engineered Garments. So they take a lot of space in my closet. I guess deciding what to wear is not that hard since I have some combinations I tend to wear a lot and go with them with confidence.

Chris Olberding from Gitman. Source: Kennedy Magazine

Do you still wear your Momotaros from 2015? How do they hold?

They look amazing but I don’t fit in them. I have had them since 2014 actually. I have gained at least 10 kilos since then, so now my wife is proudly wearing them!

In this age of our iPhone addiction how do you keep your concentration ability fit? When you constantly switch from one thing to another it becomes harder to focus on one particular task even for 5 minutes straight.

I don’t! I’m all over the place and I have a quite healthy unhealthy addiction to Instagram. And answering emails is one of the hardest tasks. But what I really miss is the ability to read a book undistracted!

You once mentioned that Kennedy is a way for you to connect with the world outside Greece. As a reader I do relate to that. I’m reading Kennedy and feel connected. But it’s an illusion. It’s the same as the internet. I hardly ever meet these people even though I get a glimpse of their lives through the magazine. How do you see this?

I guess illusions are enough to keep us going. Think for a minute people are privileged enough to travel so easily meet new places, and people like never before in history. I like something Lucien Freud said in an interview:

«I almost never leave London. My idea of travel is downward travel, really. Getting to know where you are better, and exploring feelings that you know more deeply. I always think that ‘knowing something by heart’ gives you a depth of possibility which has more potential than seeing new sights, however marvelous and exciting they are.»


You can read the 10th Kennedy issue online for free. Follow Chris Kontos on Instagram.

Интервью с Крисом Контосом

Фотограф и основатель Kennedy, журнала об искусстве, музыке, кино, фотографии и одежде. You can read this interview in English.

Два раза в год журнал Kennedy собирает диковинные истории о людях, местах и вещах. Жена режиссёра фильма о регги с представителями оригинальной ямайской сцены 70-х. Галерист, который пережил наркотический бум 80-х в Нью-Йорке. Токийский отель, гармонично сочетающий вековые традиции с архитектурой модернизма. Фотограф, которая начала карьеру со съёмки комнатных растений в офисах больших корпораций.

Помимо содержания привлекает подача. Каждый выпуск открывает заметка редактора, в которой Крис вместо подобающего журналу обзора делится личными переживаниями. Они кажутся отговоркой, но вместе с тем очень близки моим собственным. А потому настраивают эмоциональную связь между журналом и мной, как читателем. Такой же почерк прослеживается и в содержании: интервью, заметках, фото-эссе. И под конец номера создаётся ощущение, будто сам побывал в тех местах в компании героев журнала.

Я рассчитывал взять интервью у основателя Kennedy во время поездки в Афины. Но в это время Крис вместе женой находились в Базеле в ожидании рождения сына. Поэтому наша беседа произошла в Google Docs, но от того ничуть не потеряла души. Я очень благодарен за это Крису и надеюсь, вы испытаете столько же удовольствия, сколько и я.

Фото: Athina Delyannis

Крис, ты описываешь себя прежде всего как фотографа. Как ты начал снимать?

Лет в 15 я посмотрел «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони. Думаю, моё увлечение фотографией началось с кино. Я нашёл старую камеру отца и стал фотографировать друзей. После школы я пошёл в колледж и в течение четырёх лет изучал фотографию. С тех пор я фотограф.

По твоим путешествиям у меня сложилось ощущение, что Лондон играет особую роль в твоей жизни. Что тебя связывает с этим городом?

Лондон и правда очень дорог моему сердцу. Если не считать Афины, я нигде не проводил больше времени, чем в Лондоне. Впервые я поехал туда в 18 — выиграл билеты на концерт Ocean Colour Scene. Я понятия не имел, где остановиться. Пришлось звонить другу, который учился в Эссексе, и напрашиваться к нему в общагу университета Колчестера. Я понятия не имел, насколько это далеко от Лондона (прим. больше 100 км). Помню, как часами гулял по Камдену (прим. район Лондона), купил замшевую куртку, сходил в бар Italia, о котором услышал в песне Pulp.

С тех пор я столько раз ездил в Лондон, что уже и не сосчитать. Я жил там в течение какого-то времени зимой 2014-го. В Лондоне живут мои лучшие друзья, и я часто мотаюсь туда по работе. Этот город занимает особое место в моём сердце. Это самый современный город в мире, который умудряется сохранять ощущения старины, викторианской эпохи.

Мои любимые рестораны расположены в Лондоне. Там очень вкусно готовят. Я люблю гулять вокруг Сент-Джеймсского парка и вниз от Пиккадили — это моя любимая часть города. Новый магазин Snow Peak. Лодочная прогулка по Темзе от Тейт Модерн к Тейт Британ. Ланч в одиночку в Rochelle Canteen. Вино в the French House, холодная лапша в Koya. Бесцельные прогулки вокруг Барбикана.

В этом году вышел 12-й номер Kennedy. Журнал зарабатывает или основным источником твоего дохода по-прежнему остаётся фотография?

Журнал приносит достаточно, чтобы выпустить следующий номер. К счастью или наоборот, я на этом не зарабатываю.

В начале пути как ты искал магазины, готовые представлять Kennedy?

У меня было несколько знакомых в разных странах, особенно из индустрии мужской одежды. Я отправил им pdf ещё до того, как журнал был готов. Обратная связь была потрясающей, и нам сразу удалось договориться о продажах с несколькими классными магазинами. Даже с Тейт Модерн! Второй выпуск Kennedy попал в Colette (прим. ныне закрытый легендарный парижский концепт-стор). Я до сих сам рассылаю каждый новый выпуск.

Фото: Kennedy Magazine

Как-то раз ты высказал мысль, что Kennedy — это журнал о людях, которых ты считаешь легендами, пускай и никому неизвестными. Как ты попал в этот мир художников, режиссёров и музыкантов? Как ты вообще их находишь?

Я приведу пример. Потому что правда в том, что я всегда умел достучаться до людей. Думаю, находить общий язык с людьми — это особый талант. Первое интервью, которое я взял для Kennedy, было с Уитом Стиллманом (прим. американский кинорежиссёр). Он приехал на международный кинофестиваль в Афинах. Я позвонил в администрацию фестиваля и спросил, могу ли с ним встретиться. Я пошёл на один из его показов и после фильма позвал его на бокал, чтобы взять интервью и сделать несколько фотографий. С этого началась наша дружба, и мы до сих пор встречаемся на кофе каждый раз, когда я приезжаю в Париж.

Как тебе удаётся заводить дружеские отношения с героями и авторами Kennedy?

Мне кажется, они такие же люди, как все остальные. Ещё помогают общие знакомые. Мои друзья столько раз представляли меня кому-нибудь ещё. И конечно, это связано с моим родом деятельности и частыми путешествиями.

Крис Контос и Джон Раштон, основатель одноимённого обувного магазина в Лондоне. Фото: Kennedy Magazine

Мы живём в эпоху технологий: мгновенные сообщения, прямые трансляции, бесконечный поток контента, быстрая доставка товаров и др. Многие из этих технологий сделали нашу жизнь комфортнее. Но меня не покидает ощущение, что вместе с тем мы теряем нечто нематериальное. Раньше мы проводили часы, дни, недели в поисках чего-то интересного. Теперь же это повсюду, стоит только подписаться на нужных людей. Что ты об этом думаешь?

Мне кажется, что даже среди всего этого шума можно настроить фильтр, который поможет определить, что хорошо, а что плохо. Например, ты можешь сделать плейлист из музыки, которую даже не покупал. Но это не делает тебя диджеем. Настоящие энтузиасты отыщут пластинку и будут как следует за ней ухаживать.

То же и с прослушиванием музыки. Все слушают музыку в электронном формате в посредственных наушниках или маленьких колонках. Но музыка не предназначена для такого прослушивания. Музыканты тратят время и деньги, чтобы записать композицию в студии ровно так, как она должна звучать.

Меня очень впечатлила выставка Вольфганга Тильманса в Тейте пару лет назад. Там была комната с первоклассной аудиосистемой, на которой он проигрывал свою любимую музыку (по большей части Colourbox), объясняя, как на самом деле следует слушать музыку.

С фотографией то же самое. Инстаграм позволяет каждому показать своё творчество. Но далеко не каждый — фотограф. Я думаю, со временем перенасыщение в интернете прекратится само собой. Те, кто не сможет постоянно работать, сами отвалятся. Без упорного труда ничего не бывает.

Токийский джазовый бар Charmant из 11-го номера Kennedy. Фото: Irene Yamaguchi

Как же ты справляешься с этим перенасыщением?

Я обожаю интернет и в особенности Инстаграм. Это потрясающий инструмент, и меня не раздражает изобилие информации. Ключевой момент — фильтровать эту информацию и подстраивать её под свои цели. Я большой сторонник цифрового мира. Хотя сам и живу в аналоговом.

В своих интервью ты часто спрашиваешь гостей о том, как корпорации меняют образ жизни городов. Как многое города вместе с этим теряют. Вместе с тем корпорации увеличивают покупательскую способность, а вслед за ней открываются новые хорошие места. Как ты на это смотришь?

Как ты и сказал, это палка о двух концах. Например, с ростом туристического потока в Афинах появилось гораздо больше хороших кафе, ресторанов, кофеен, отелей, галерей и др. 10 лет назад найти приличную еду в Афинах было невозможно. Были либо таверны с замороженной мусакой, либо дорогие рестораны с посредственной едой. А сейчас постоянно открывается что-то новое, как и в других крупных городах по всему миру. В этом смысле я вижу большой прогресс, который на мне, как на жителе Афин, сказывается положительно.

Не могу сказать, что я скучаю по тем старым Афинам, но мне кажется, этому росту должен быть предел. Сегодня на каждом углу, куда не свернёшь, найдётся новый ресторан или отель. Но я верю, что так же, как и с цифровой информацией, естественный отбор со временем отфильтрует всё лишнее. Все, кто не справятся, устареют морально.

Фото: Kennedy Magazine

Я недавно был в Афинах и подумал о том, что куда бы мы сейчас ни поехали, везде найдутся очень похожие заведения. Например, минималистские кофейни в скандинавском стиле. Да, там работают приятные люди, которые и правда делают очень хороший кофе. Но в них нет изюминки, потому что подобные кофейни найдутся в каждом городе мира. Тем не менее, я очень люблю необычные концепции, которые могут не иметь ничего общего с историей города. Например, японский гриль-паб Birdman в Афинах. Я не знаю, отражает ли их меню настоящую японскую кухню или нет, но мне там безумно понравилось. Даже несмотря на то, что эта концепция не имеет никакой связи с Грецией. Что ты об этом думаешь?

Я понимаю, о чём ты. Но честно говоря, я не против всех этих кофеен. Да, они теперь повсюду, это часть мировой джентрификации. Но они делают действительно хороший кофе, и для меня этого достаточно. Индустрия кофеен в Афинах одна из самых прогрессивных во всём мире. Я совсем не скучаю по тем временам, когда везде наливали фильтрованный кофе наподобие того, что подают в самолётах, или чернющий эспрессо. Я сторонник прогресса, даже если у него есть и обратная сторона.

Забавно, что ты назвал Birdman. Это одно из лучших мест в Афинах прямо сейчас. Там гораздо лучше, чем в ресторанах, где готовят плохую греческую еду под видом новой греческой кухни. Я тоже не знаю, насколько Birdman и правда японский, но там подают вкусную еду высокого качества, там хорошая подборка вина и приятная барная атмосфера. Ненавижу концепцию высокой кухни! Это же скука смертная.

Я хотел поговорить с тобой о скрытых сокровищах. Почему мы так стремимся их отыскать? Сколько себя помню, я всегда искал нечто классное, о чём никто не знает. Мне кажется, ты тоже такой. И Лоран Лапорт из Where is the cool? такой. И многие другие. Как ты думаешь, почему мы это делаем? Почему мы прикладываем столько усилий, чтобы их отыскать, а потом неохотно делимся с остальными?

Это как найти потрясающий пляж на острове, где больше никого нет. Кому охота загорать в толпе туристов с дурацкими ракетками? Думаю, никому. Мы хотим сохранить свою находку в секрете. Но время скрытых сокровищ прошло. Каждый небольшой книжный магазинчик, ресторан, пляж, остров больше не могут оставаться в секрете. Поскольку всё больше и больше людей получают доступ к информации в интернете, всё тайное становится явным. Дешёвые перелёты ещё больше усугубили туризм.

Ты не можешь держать в секрете ту тратторию на Сицилии, потому что ты уже опубликовал её в Инстаграме. Люди будут спрашивать: «Где это?» Можно, конечно, ответить, что это в Китае, но в конце концов люди всё равно её найдут. И в следующий раз, когда ты окажешься в этой траттории, там будет не протолкнуться.

Я расскажу тебе забавную историю. В Афинах есть популярная «секретная» таверна, которая называется Diporto. Раньше там обедали исключительно греки, в основном те, кто живут и работают около большого центрального рынка. А теперь эта таверна стала туристической достопримечательностью. Полагаю, в этом нужно винить людей вроде меня. Однажды я ждал столика в Diporto, и ко мне подошла семья испанских туристов. Они спросили: «Это та самая секретная таверна?» Я ответил, что пожалуй она больше не такая уж и секретная, раз они смогли её найти.

Diporto. Фото: Kennedy Magazine

Хочу спросить про твой стиль. Я бы назвал его современной версией американской Лиги плюща. Возможно даже в японском прочтении. Вне времени и вместе с тем актуальный. Как ты сам подходишь к своему внешнему виду?

Ты довольно точно охарактеризовал мой стиль. На меня очень повлияли Brooks Brothers и американские университеты Лиги плюща. Но я стараюсь не зацикливаться. Прикладывая слишком много усилий, легко скатиться в клоунаду.

Теперь, когда мне исполнилось 40 лет, мой стиль — выглядеть как можно менее глупо. Я и правда ношу много японской одежды, в особенности orSlow, Camoshita, Snow Peak и, конечно, деним. Но пытаюсь сочетать всего понемногу, чтобы не было скучно.

Крис Контос. Фото: Kennedy Magazine

Рискну предположить, что ты не особо следишь за миром моды. И всё же, что ты думаешь о бесконечной погоне за новыми трендами? Думаешь, люди когда-нибудь смогут остановиться и принять стиль актуальный вне времени?

Мне кажется, это невозможно. Большинство людей никогда не остановятся на чём-нибудь одном. И причины тому носят главным образом философский характер. Люди постоянно ищут что-нибудь новое. Это может звучать абсурдно, но многие из нас очень боятся смерти. Я в том числе. Но я стараюсь не заполнять свою жизнь бессмысленными предметами, которые выкину через месяц, только ради того, чтобы чувствовать себя лучше.

Смерть. Это жестоко, но многие люди не могут и минуты вынести в одиночку. Тебе может показаться, что это никак не относится к твоему вопросу, но это не так. Жизнь — хитрая штука. Кто-то с ней справляется, а кто-то не очень. Поэтому скоротечные тренды — очень плодородная почва. Тщеславие. Сайты вроде Hypebeast и Highsnobiety построили бизнес на потребности людей в новом.

Как ты собираешься по утрам? За годы у тебя наверно накопилось много одежды. И поскольку это вещи высокого качества, они очень долго не снашиваются. Как ты выбираешь, что надеть каждый день?

Честно говоря, у меня не так уж много одежды. Я постоянно ношу одни и те же вещи! Стараюсь каждый год покупать базовые вещи. Хороший тёмно-синий пиджак всегда пригодится, пара толстовок и белых футболок высокого качества.

Единственное, что я покупаю постоянно — это рубашки. В особенности Gitman и Engineered Garments. Так что они занимают много места в моём гардеробе. Но мне не сложно выбирать, что надеть: у меня есть несколько сочетаний, которые я ношу регулярно и чувствую себя в них уверенно.

Крис Олбердинг из Gitman. Фото: Kennedy Magazine

Ты ещё носишь те джинсы Momotaro, которые купил в 2015-м? Как они держатся?

Они выглядят потрясно, но я уже не влезаю в них. Я купил их даже в 2014-м. И с тех пор набрал 10 кг. Поэтому теперь их с гордостью носит моя жена.

В эту эпоху интернет-зависимости, как ты сохраняешь способность концентрироваться? Постоянно переключаясь с одного занятия на другое, становится тяжело сконцентрироваться хотя бы на 5 минут.

Никак! Я постоянно занимаюсь всем сразу. У меня нездоровая зависимость от Инстаграма. А отвечать на письма — вообще одна из самых трудных задач. Но больше всего я скучаю по способности читать книги, не отвлекаясь.

Ты как-то сказал, что Kennedy — это твой способ быть причастным к миру за пределами твоего родного города. Как читатель, я тоже чувствую такую связь. Но это же иллюзия. Так же, как и интернет. Едва ли я когда-нибудь встречу всех этих героев, несмотря на то, что через журнал я получаю возможность заглянуть краем глаза в их жизнь. Что ты об этом думаешь?

Мне кажется, такие иллюзии помогают нам двигаться вперёд. Только подумай: в наше время как никогда легко путешествовать, открывать новые места, встречать новых людей. Мне нравится, как об этом говорил Люсьен Фрейд (прим. британский художник):

«Я очень редко покидаю Лондон. Для меня путешествия — это возвращение к истокам. Лучше познавать, где ты сейчас; глубже изучать знакомые чувства. Я совершенно уверен в том, что „знание сердцем“ даёт широту возможностей, потенциал которых куда сильнее, чем путешествия в новые места, какими бы невероятными и завораживающими они ни были.»


Десятый номер Kennedy, про Грецию, можно полистать бесплатно онлайн. А за путешествиями Криса можно наблюдать в Инстаграме.

Как появился бренд Mister Freedom

Отрывок из интервью основателя бренда Кристофа Луарона в первом выпуске журнала Inventory от осени 2009-го года.

В интервью Кристоф вскользь рассказал о службе во флоте, переезде из Франции в Лос-Анджелес, сотрудничестве с Sugar Cane и происхождении названия Mister Freedom. Но интереснее всего мне показался его путь от увлечения винтажной одеждой к созданию собственного бренда.

«Я всегда увлекался вещами ушедших времён. Меня не интересуют тренды или одежда, которую можно спокойно приобрести в магазинах. Мне нравится самому выискивать вещи, а не брать то, чем нас кормят. Я больше люблю охоту, а не добычу.

Я увлекался винтажной одеждой, но никогда не думал, что этим можно зарабатывать на жизнь. В начале 90-х я пошёл работать продавцом в American Rag Cie (прим. калифорнийский мультибрендовый ритейлер, который начинал с продажи винтажной одежды из Марселя). Это была моя первая настоящая работа. Позднее я стал закупать для них винтажную одежду. В те времена было модно делать новые вещи из старых (прим. привет, апсайклинг!). Я управлял командой и принимал участие в создании „новых“ дизайнов, которые мы затем продавали на международных трейд-шоу. Мне кажется, это были сомнительные вещи, но их хорошо закупали в Японии. Как бы то ни было, это был хороший способ пустить в ход запасы винтажной одежды, которые иначе не продавались совсем. После такого опыта я решил заняться этим самостоятельно. Я знал, что где-то лежат классные вещи, которые нужно только найти. Так и появился Mister Freedom.

Поначалу весь ассортимент магазина Mister Freedom состоял из винтажа или дедстока (прим. вещи из прошлого в абсолютно новом состоянии). Но я не мог усидеть спокойно и постоянно что-то кастомизировал. Думаю, это естественный переход от коллекционирования вещей к созданию собственных. Но постепенно я стал получать всё меньше удовольствия от той винтажной одежды, которую удавалось найти. Мне по-прежнему нравились старые вещи, но я стал более требователен к тому, что хотел отыскать. Это были либо слишком редкие экземпляры, либо и вовсе одежда, которой никогда не было. Поэтому я начал сам делать вещи, которые хотел найти — вещи, которых никогда не было, но вполне могли бы существовать.»

Читайте интервью целиком в сканах оригинального выпуска журнала Inventory.

Спустя 1,5 года: джинсы TCB Regular 50’s

Сравнительные фотографии новой пары и моих джинсов спустя 250 дней носки и 10 стирок.

250 дней носки за полтора года — это значит, я надевал свои TCB Regular 50’s практически каждый второй день. Поэтому могу с уверенностью сказать, что это моя любимая пара из всех, что я носил до сих пор: Rogue Territory, Left Field, John Bull, Levi’s Vintage Clothing.

С этими джинсами я сразу решил не париться. Если прошлые пары я специально занашивал полгода / год / полтора года до первой стирки, а потом руками стирал в ванной с расчётом на контрастный фейд, то TCB я наоборот стирал часто и в стиральной машинке. Ну как часто... Впервые постирал их спустя 50 дней носки, затем через 25, потом перешёл на интервалы в 15 дней и в конце опустился до 10 дней. В Телеграме можно посмотреть короткие видео о том, как моя пара менялась со временем. Не спрашивайте, как можно не париться, но при этом считать количество дней, когда надевал джинсы, и записывать видео после каждой стирки.

TCB Regular 50’s: джинсы спустя 250 дней носки на протяжении 1,5 лет vs новая пара

Я очень доволен тем, как выглядят мои TCB Regular 50’s. Мне нравится американский стиль 60-80-х гг., и я хотел сам заносить джинсы, чтобы они походили на джинсы из фильмов и фотографий того времени. Кажется, за полтора года у меня получилось.

Как считаете, нужен подробный обзор на эту пару? Напишите в комментариях, что вам было бы интересно узнать.

А пока читайте интервью с основателем TCB Хадзиме Иноуэ, сверяйтесь с замерами джинсов TCB Regular 50’s до и после усадки и, если надумаете приобрести себе пару, используйте промокод VACATIONSON10, чтобы получить скидку 10% на первый заказ в Denimio.

Что не так с трендами

Разбираюсь со своими тараканами на примере кроссовок.

Я всё никак не могу понять эти кроссовки. Вернее в самих кроссовках, как элементе гардероба или культурном явлении, ничего дурного не вижу: удобно, силуэты бывают классные. Особенно те, что постарше.

Непонятно мне только, как мы каждый раз хаваем то, что навязывают нам бренды. Взять тот же New Balance. Это сейчас 990-я серия — кроссовки де-факто для хипстеров посетителей хоть сколько-нибудь местечек со вкусом. Но если они такие удобные, эти 990-е, если их силуэт настолько универсальный, как все сейчас говорят, то почему в первой половине 10-х от них все плевались? Почему тогда все хотели Asics Gel-Lyte, New Balance 1300 и 1500, Saucony Grid 9000, бесконечные вариации adidas Samba?

Почему в конце концов магазину Fott приходилось оправдывать New Balance 991:

Ладно, что на самом деле было 10 лет назад, никто уже и не вспомнит. Но что происходило в последние 5 лет? Nike Air Max 95, Nike Air Monarch, Nike Sock Dart, Nike Air Presto, Nike Air Huarache, adidas Climacool, adidas EQT Support 93, adidas x Raf Simons Ozweego 2. Только не говорите, что этого не было.

Теперь вот Хока. «Принципиально другие кроссовки от независимого производителя». Серьёзно? Опять? Бонус: угадайте, что будет с New Balance 327, 608 и прочими 827. Если, конечно, мир и дальше не пойдёт по перде. А всё потому что бренд в этом году решил потратить маркетинговый бюджет на эти модели, а не на другие.

И каждый раз нам обещают, что удобнее уже не будет. Что это классика. Что это уж точно навсегда.

Плохо не то, что наши вкусы пересекаются с трендами. Плохо, что мы даже не замечаем, как это происходит. Для кого-то через азиатов в Инстаграме, для кого-то через Спортмастер — масштаб тренда зависит от нашей погружённости в тему.

Если нам правда нравится эстетика уродливых кроссовок, мы не пойдём покупать что-то из перечисленного выше. Мы поедем в специализированный спортивный магазин, где можно зацепить кроссовки не менее уродливые, зато куда более редкие. Ещё и дешевле. Значит дело не в том, что нам нравится.

Наверно это работает с двух сторон. Мы не хотим быть, как все остальные. Мы хотим выделяться на фоне толпы / школьников / хайпбистов (подставь нужное). И в то же время нам нужно принадлежать. К этому кругу дизайнеров / тусовщиков / посетителей «Кооператива Чёрный» / парижских фанатов Лиги Плюща (ещё раз подставь нужное). Принадлежать — значит иметь что-то общее. Пускай только пару кроссовок.

Фото кроме последнего: Vacations On Streets

Это не хорошо и не плохо. В конце концов, даже лучше, если человек тратит время на нечто более важное, чем выбор кроссовок. Тренды при таком раскладе только спасают нас от мук выбора.

Но я не хочу вешать на себя ярлыки. Ни те, что выделяют меня на фоне других, ни те, что определяют мою принадлежность. И не хочу себя обманывать. Новая пара кроссовок ничуть не более удобная / легендарная / красивая / универсальная, чем старая. Она просто нравится мне прямо сейчас, и тому есть вполне конкретная причина.

Файт.

Интервью с основателем Mountain Research

Подробности интервью канадского магазина Haven с японским походником-анархистом.

Если уж японский бренд Mountain Research попадается на глаза, его сложно пропустить. Рыболовные жилеты, дождевые пончо, бесконечное число накладных карманов, подштанники, фартуки, отстёгиваемые штанины и рукава. Ещё больше обращают на себя внимание слоганы бренда: Anarcho Mountaineers или Anarchy in the Mountain. А героями для принтов Mountain Research вообще выступают Карл Маркс, Генри Дэвид Торо, Владимир Ильич Ленин и Мао Цзэдун. Что за история за этим стоит?

По случаю весенней совместной коллекции канадский магазин Haven взял интервью у основателя Mountain Research Сецумасы Кобаяси. Подробностей идеологии не так много, но вот что удалось выяснить.

Фото: Haven, Hypebeast, Constant Practice

Про становление Сецумасы, как дизайнера

Сецумаса вырос на втором этаже обувной фабрики, которой управлял его отец. На лето Сецумасу отправляли к дедушке в Нагою, который частенько брал его с собой в горы на охоту.

После школы Сецумаса полтора года стажировался на обувном производстве во Флоренции. По возвращению в Японию он устроился в компанию, которая производила обувь для токийских модных показов. Затем помогал с обувной коллекцией дизайнеру Такэо Кикучи.

Про запуск своего бренда

Через Такэо Кикучи Сецумаса познакомился с закройщиком, который в 1993-м году помог ему запустить собственную коллекцию. На тот момент дизайнер ещё не представлял, какую именно одежду он будет делать. Отсюда и название — General Research.

Со временем его интересы сузились до одежды для походов и альпинизма. Особенно его интересовали 60-е, когда специализированные вещи только начинали появляться, и многие — в том числе основатель Patagonia Ивон Шуинар — адаптировали для своего увлечения военную одежду.

В 2004-м Сецумаса посетил трёхдневный фестиваль группы Phish в американском штате Вермонт. Дизайнера настолько вдохновил стиль участников фестиваля — объёмные силуэты, сочетание функциональных и повседневных вещей, — что по возвращению он сменил название бренда с General Research на Mountain Research и окончательно сконцентрировался на походной одежде.

Фото: Haven

Про разработку вещей

Сецумаса не считает себя профессиональным походником. Но его главная цель — помогать людям получать удовольствие от японской горной природы. Поэтому после запуска Mountain Research команда бренда построила Platform for Living — домик в лесу в трёх часах езды от Токио, где можно тестировать одежду в околобоевых условиях. Дом построен из экологичных материалов, но со всеми благами цивилизации: электричеством, горячей водой и интернетом.

Ухаживая за домом — нарубая дрова, убирая территорию, заменяя подгнившие элементы из необработанного дерева, — Сецумаса проверяет вещи на себе. Ничего особенного, но и одежда Mountain Research предназначена для городских жителей на природе, а не профессионалов.

Фото: Haven, Dean Kaufman

Про Anarchy in the Mountain

Для Сецумасы анархия — это чувство свободы, которое можно ощутить на природе. Никто за тобой не наблюдает, не указывает, как себя вести, не требует отчёта. Сецумаса отнюдь не противник городской социализации. Но на выходных он предпочитает выключить телефон и отправиться на природу.

Фото: Haven
Ранее Ctrl + ↓