2 заметки с тегом

TCB

Интервью с Хадзиме Иноуэ, основателем джинсового бренда TCB

Перевод огромного интервью про долгий путь к собственной фабрике и очарование винтажного денима.

За что только ни любят японские джинсы: особо тяжёлый деним, рыхлая структура, окраска хурмой, утолщённые шлёвки для ремня, самурайские клинки на кожаных патчах. Но TCB про другое. Джинсы TCB — это попытка передать дух отдельно взятого десятилетия в истории американского денима, будь то 20-е, 50-е или 60-е годы ХХ в.

Но TCB — это и не репро в классическом понимании: Иноуэ-сан не ставит перед собой цель воспроизвести винтажные силуэты с достоверной точностью. Гораздо важнее — воспроизвести ощущения. Для этого компания разрабатывает деним, который раскрывается мягко и размеренно: без глубокого контраста, без отливов в другие оттенки, без «капель дождя», прости господи. Простой синий цвет, который со временем плавно переходит из тёмного в светлый.

В чём тогда отличие от любых других джинсов из торгового центра? В посадке: талия приходится точно на пояс; штанины прямые; ширина комфортная. В качестве денима: он не истончается, не рвётся раньше времени. В уровне производства: TCB изготавливает все вещи на собственной фабрике в Кодзиме. Хочется думать, что в середине ХХ в. как раз такие джинсы и делали. Честный, утилитарный продукт, которому не нужны украшательства и детали. Его красота проявляется в деле.

В этом интервью основатель TCB Хадзиме Иноуэ рассказывает, какой путь до собственного бренда он преодолел, почему делает именно такие джинсы и в чём видит свою главную цель. Оригинал интервью на английском.

Фото: Grade

Как ты решил делать джинсы?

Всё началось ещё в 90-е. Я тогда учился в средних классах. Тот возраст, когда ты наконец можешь скопить немного деньжат и сам купить себе одежду. Интернета ещё не было, я жил в небольшом городке. Поэтому, когда дошло до дела, я был в замешательстве: «А что вообще покупать-то?» В то время единственным источником информации были журналы. Ничего больше не было. Шёл бум на винтажный деним из Штатов, и журналы много писали о джинсах. Ну я и подумал начать с них. Джинсы вовсе не были чем-то редким, в них не было никакой тайны. Все мои сверстники носили джинсы.

Похоже, ты выбрал правильный момент.

Ага. Время от времени, среди кучи импортных брендов в журналах проскакивали упоминания джинсов, которые делают здесь, в Японии. В одной из статей я нашёл упоминание фабрики из Кодзимы. Там даже была крохотная фотография! Я до сих пор храню тот журнал. До тех пор я никогда не задумывался, откуда берутся деним и джинсы. Я жил в Хиросиме, и просто поверить не мог, что совсем рядом, в Окаяме, кто-то делает джинсы. Но что я мог сделать? Я учился в средней школе, и мои удивление и благоговение быстро сошли на нет. У меня и в мыслях не было, что однажды я захочу сам делать джинсы.

Но зерно было посажено.

Точно. 90-е шли своим чередом, а мы с друзьями конкретно подсели на новые бренды винтажных реплик. Мы пробовали всё, что могли достать. Бегали в автоматические прачечные, смотрели, какие будут потёртости и цвет. Весёлые были времена.

Это были японские бренды?

Да. Мы, конечно, тоже мечтали о настоящих винтажных джинсах из Штатов, но тут как раз стали появляться японские бренды. Думаю, предыдущее поколение гораздо сильнее увлекалось американой. Они отыскивали настоящие винтажные вещи, носили их, пытались перенять культуру и дух той эпохи. Уж не знаю, к какой волне принадлежали мы, второй или третьей — я не очень врубаюсь во все эти определения, — но так мы проводили время в молодости.

Звучит прикольно.

Так и было. Но потом, когда мне исполнилось 20, я начал всерьёз задумываться, что делать по жизни, куда идти работать. Сейчас я, конечно, понимаю, что ничего серьёзного в моей голове тогда не было. Я просто задавался вопросом: «Чем же мне, блин, заняться?» И чем больше я думал, тем сильнее мне хотелось заняться чем-то, связанным с джинсами. Но о том, чтобы делать их самому, я всё ещё не задумывался. Поэтому решил пойти продавцом. В Хиросиме ловить было нечего, поэтому я сперва попробовал Осаку, но в итоге оказался в Киото.

Ничего себе, Киото! Неожиданное место. Как назывался магазин?

Porky’s.

Он ещё существует?

Да, хотя изменился. Я работал там какое-то время, особо не понимая, хорошо ли у меня получается. Да, я продавал джинсы, но посетители спрашивали меня о винтажных ткацких станках, машинках Union Special, ремесленниках из Кодзимы и тд. Со временем я всё лучше и лучше отвечал на такие вопросы. Но вместе с тем чувствовал всё больший дискомфорт.

Что ты имеешь в виду?

Я рассказывал об этих вещах так, будто знаю, о чём говорю, будто видел их своими глазами. Но в сущности единственным, что я правда видел, была фотография фабрики в том самом журнале. У меня не было реальных знаний о том, что я рассказывал покупателям.

Понимаю. Чувствовал себя самозванцем?

Ага. Поэтому задумался о том, чем на самом деле хочу заниматься по жизни. И честным ответом было производство джинсов, а не продажа. Я сказал об этом своему боссу и уехал в Окаяму. Но в то время ещё не было интернета. То есть он уже появился, но у заводов и брендов ещё не было сайтов. Поэтому я использовал телефонный справочник. Тогда повсюду были телефонные автоматы, и в каждом был справочник. Я стал звонить по всем одёжным местам, которые смог найти: «Привет, мне 20 лет, у меня нет опыта. У вас найдётся для меня работа?» Обзвонил кучу мест.

Круто! Представляю, каково это было.

Кодзима в то время была известна производством униформы. Я позвонил в одно из таких мест. Но они ответили: «Извините, нам не нужен человек без опыта. Да и швей-мужчин мы в любом случае не рассматриваем.» Я расстроился. Мне и в голову не приходило, что мужчины не могут работать за швейной машинкой.

Да, это наверно сильно демотивировало.

К счастью, нашлась одна компания, которая сказала, что если я готов учиться, они возьмут меня на работу. Но не швеёй, а мастером по ремонту винтажных станков. Это не совсем то, чем я хотел заниматься. Но я ухватился за эту возможность, чтобы попасть в индустрию. С остальным решил разбираться потом.

И каково это было?

Конечно, из головы не уходили мысли: «Что я здесь делаю? Это не то, чем я хочу заниматься. Я хочу делать джинсы!» Но сейчас я понимаю, что это был потрясающий опыт. Оказалось, что фабрика, на которую я пошёл работать, производила джинсы для одной, скажем так, очень известной американской компании. Самой известной. На той работе я научился ремонтировать, настраивать и использовать старые швейные машинки Union Special. Это был идеальная школа для того, чем я в итоге занимаюсь. Поэтому я рад, что всё так получилось.

Это невероятно! Получить практический опыт работы со старыми станками...

Именно так. Я проработал там чуть больше года. Потом эта очень известная американская компания перенесла производство из Японии. Загрузка фабрики упала ниже 60%, и нам было нечего делать. Я оказался в ситуации, когда остаётся ждать, надеяться, что заказы снова пойдут. Выхода не было, фабрика приостановила работу. Я был ещё молод и хотел сам управлять ситуацией, а не надеяться, что для меня найдётся работёнка. Поэтому ушёл оттуда.

Абсолютно тебя понимаю. И чем ты занялся дальше?

Пошёл менеджером в торговую компанию. Налаживал работу дизайнеров, производство и закупки материалов. Но на сам деле был скорее продавцом. И по-прежнему мечтал о том, чтобы шить джинсы своими руками. Но со временем я полюбил работу в продажах, потому что благодаря ей познакомился с кучей потрясающих людей. К тому же, у меня в голове начала складываться картина того, как всё будет работать, если в будущем я начну делать джинсы: с какими людьми нужно будет наладить контакт, какие процессы вести, где искать фабрики, материалы и покупателей. До сих пор я знал только процессы производства. А там осознал, что бизнес включает в себя куда больше. Мне тогда было около 23-24 лет.

Всё ещё молод. Ты хотел продолжить работу в продажах?

Несмотря на то, что мне нравилось это, я начал задумываться о будущем. Как изменится индустрия через 10 лет, когда мне будет за 30? Я вдруг понял, что очень скоро в Японии начнутся проблемы с производством. Уже в то время сотрудникам большинства пошивочных фабрик было за 60. Даже если я преуспею в продажах и буду продавать кучу джинсов, даже если вырастет спрос, эти джинсы просто некому будет производить. От этого ограничения никуда не уйти. Поэтому мне и пришло в голосу запустить собственную швейную фабрику.

То есть ты уже тогда увидел потребность. Что было дальше?

Мне повезло. Когда я рассказал руководителям — которые были куда старше меня и имели куда больше опыта — о своей идее, они не стали возражать. Уж не знаю, насколько хорошей им показалась моя идея, но они были не против. Думаю, они знали мой характер и понимали, что я в любом случае сделаю это. И я очень это ценю, потому что все остальные в то время смотрели на меня, как на сумасшедшего: «Ты действительно хочешь открыть пошивочное производство? Сейчас?!» С первого взгляда это правда могло показаться бредом. Я знал, что это будет сложно. Но я думал на 10-15 лет вперёд и был уверен, что спрос на производство вырастет. К тому же, я всегда хотел этим заниматься. И всё ещё был достаточно молод и горяч (смеётся).

Окей. Значит тебе 24 и ты решил открыть свою швейную фабрику.

Типа того. Только у меня естественно не было никакого оборудования. Поэтому с того момента я начал тратить всю свою зарплату на покупку старых швейных машинок. Сразу, конечно, не получалось, но потихоньку я скапливал на очередную Union Special. Так я собрал арсенал оборудования, продолжая ходить на основную работу.

Прости, это всё происходило здесь, в Кодзиме?

Ага, именно здесь. Понадобилось время, потому что производство джинсов требует как минимум 10 разных станков. Но когда я наконец собрал всё необходимое, чтобы сделать джинсы, я почувствовал себя полностью независимым. Это был 2007-й год.

Ну и путь ты проделал!

Прости, это был очень длинный ответ всего на один вопрос (смеётся).

Нет, наоборот всё здорово. Очень увлекательно. Какие были самые трудные препятствия или неудачи на твоём пути с тех пор, как ты решил запустить собственную швейную фабрику?

Я совершенно точно знал, что хочу делать одежду. Но я понятия не имел, какую именно и для кого. Мне нравилось работать за швейной машинкой, но выбор был настолько велик, что в итоге я начал с субподряда — шил одежду для других брендов. Это одна из тех неблагодарных работ, где на тебя постоянно орут: «Быстрее! Когда уже будет готово?» Тобой всегда недовольны. Но я был молод и ничем другим в своей жизни не занимался. Поэтому думал, что такая нагрузка — это нормально. Всё шло неплохо, но спустя несколько месяцев знакомый, с которым я раньше работал, предложил сделать что-нибудь вместе. В итоге нас собралось пятеро, и я начал задавать себе те же вопросы: что именно мы хотим делать? с кем будем работать? в каком направлении двигаться?

То есть в то время ты ещё не делал свою одежду?

Нет, мы в основном работали по чужим заказам. Но мне хотелось делать по-настоящему хорошие вещи, одежду высокого качества. Я осознал, что для этого нужно серьёзно подумать, с кем и на кого я работаю. Люди ведь разные бывают. Для кого-то определяющий фактор — это себестоимость. Они хотят произвести как можно дешевле. И это нормально, если смотреть с точке зрения бизнеса. Но я решил не участвовать в этой гонке.

Ты хотел брать качеством.

Да. Я решил, что хочу работать с людьми, которые очень серьёзно подходят к качеству продукции нашей фабрики. С людьми, которые думают на дальнюю перспективу. Я начал концентрироваться на том, чтобы делать вещи, которыми я буду доволен. И почувствовал облегчение. Беспокойство о том, что мне нужно делать, сработает ли это, начало уходить. Но когда мне исполнилось 30 лет, я снова начал думать о том, куда двигаться дальше. Управлять своей фабрикой было здорово. Но мы делали те же вещи, которые делало поколение до нас. Я же хотел сделать что-нибудь для своего поколения. Иначе мне пришлось бы заниматься одним и тем же и в 40 лет, и в 50. Конечно, я понимал, что для этого нужно производить вещи под собственным брендом, а не для других марок.

Как люди узнали о ваших джинсах?

Журнал Lightning проводил деним-фестиваль Inazuma здесь, в Кодзиме. Производители показывали и продавали свои джинсы. Один из моих бывших коллег работал там организатором и позвал меня принять участие. Я само собой ответил, что мне нечего выставлять. И тогда он сказал: «Погоди. У тебя вроде своя фабрика, разве нет? Так почему ты не сделаешь что-нибудь?!» Я согласился и пообещал сшить одну модель джинсов к началу фестиваля.

У тебя остались те джинсы?

Мы до сих производим джинсы на основе той модели. Но оригинальной пары у меня не осталось. Это прозвучит не очень здорово, но на подобных мероприятиях бренды сливают остатки того, что не удалось продать. Для покупателей это хорошо. Но для нас это, наоборот, были вообще самые первые вещи.

Ты остался доволен результатом, которого вы достигли в столь короткий срок?

Мы и не думали реализовать все задумки. Просто радовались тому, что у нас хоть что-то получилось (смеётся). Правда мы продали то ли три, то ли четыре пары. Учитывая, сколько сил и времени на это потребовалось, мы точно ушли в минус.

Да, на таких продажах не заработаешь.

Именно. Но мы хотели не столько заработать на джинсах, сколько рассказать, что у нас есть своя фабрика. Я даже привёз с собой швейную машинку. У нас почти не было джинсов, и мне нужно было чем-то заполнить стенд. Поэтому я работал за ней на глазах у всех и давал попробовать другим. Многие посетители видели такое впервые, и были искренне благодарны.

Очень интересно!

Да ну (смеётся).

Это тебе не красивая сказка, поэтому да, очень интересно!

Это здорово (смеётся). Тот фестиваль можно считать официальной датой запуска TCB, как джинсового бренда. Это было в 2012-м году. К тому времени все уже сидели на Facebook, и мы получили много обратной связи. У меня не было денег на рекламу, поэтому социальные сети оставались единственным вариантом. Я решил ежедневно постить что-нибудь про TCB. Но что? Конечно, мы могли найти привлекательного парня, одеть его в TCB и постить фотки каждый день. Но тогда вряд ли люди стали бы приходить к нам из-за джинсов (смеётся).

Да уж, вряд ли.

Так может сделать любой бренд. А мне хотелось придумать что-нибудь своё; что-то, чего другие бренды не делают или не могут сделать. Поэтому я сконцентрировался на производстве. Я фотографировал людей, которые работают у нас на фабрике в местных пейзажах и делал посты каждый день. Многим это зашло, но по большей части за пределами Японии. Люди лайкали и делились нашими постами, и в конце концов кто-то написал о TCB на форуме Superfuture, в теме «неизвестные японские бренды». Нас никто не знал, но люди начали обращать внимание. Тогда мы решили запустить конкурс на лучший фейд: люди скидывали фотографии своих джинсов, лайкали друг друга — так про нас и узнали за пределами Японии. Всё благодаря интернету и в особенности форуму Superfuture.

Фото: Indigo Veins

Ваши первые джинсы — вы создали их с нуля или взяли за основу существующие силуэты?

Как я уже упомянул, в 90-х появились бренды, которые сходили с ума по американе и делали свои реплики. Я был таким же. Мне до сих пор это нравится. Поэтому вместо того, чтобы создавать что-то новое, не имея своей истории за плечами, мы обратились к моделям середины ХХ в. Да и я всё-таки не дизайнер — я всегда занимался пошивом.

Откуда ты черпаешь идеи?

Меня очень вдохновляет одежда ушедших времён. Но я не пытаюсь создать точную копию. Например, если я хочу сделать куртку определённого типа, я нахожу три разных винтажных образца, беру понемногу из каждого и делаю свою версию, которая сочетает мои любимые элементы.

Бывало такое, что внесли свой вклад в конечный дизайн?

Думаю, да. Может, не напрямую. Но благодаря общению с покупателями, я могу почувствовать, что им нравится, а что нет. Я очень ценю обратную связь и отношусь к ней со всей серьёзностью.

Я читал в интернете, что за аббревиатурой TCB кроется два значения. Можешь рассказать о них?

Мы начинали со швейной фабрики и назвали компанию Taking Care of Business (англ. разбираться в делах). Мне казалось, это прикольный сленг, который передаёт наши ценности: делать то, что мы должны делать, и делать это настолько хорошо, насколько возможно. Потом, когда мы начали производить собственные вещи, я задумался, как назвать новое направление бизнеса. Имя TCB тогда никто не знал, поэтому я хотел придумать другое название. Но чем больше я размышлял, тем сильнее склонялся в сторону TCB: «Джинсы производит фабрика TCB. Так почему бы и их не назвать TCB?»

В этом есть логика. И ты остановился на TCB.

Да. А второе значение появилось позднее. Ты же видел старую рекламу Levi’s, где две лошади пытаются разорвать пару джинсов? На одном из плакатов компанию назвали Two Horse Brand (англ. компания двух лошадей). А меня было два кота: Two Cats Brand звучало неплохо. Поэтому я оставил название Taking Care of Business для фабрики, а для бренда взял Two Cats Brand. И у обоих брендов одинаковые инициалы!

Фото: Grade

Какие джинсовые марки из Японии тебе нравятся?

Хм… Если честно, мне неловко перечислять другие бренды… Мне нравятся открытые компании, где покупатели могут посмотреть, кто конкретно производит их вещи. Это некая связь, в этом есть что-то человеческое. Чувствуешь себя, как дома, среди людей, которые любят свою работу. Я не только про одежду. Конечно, существуют огромные корпорации и знаменитые бренды. Но разве те люди, которые непосредственно делают сами вещи, имеют какое-то отношение к тому, что в этих компаниях происходит? Разве у них есть связь с продуктом и его потребителями? Я предпочитаю небольшие компании, где можно лично познакомиться с тем, кто отвечает за производство. Но назвать конкретные бренды я не могу.

Хорошо. Можешь хотя бы рассказать, вы больше конкуренты или коллеги по цеху?

Конечно, коллеги. Мы все любим деним и джинсы. То же самое, как с твоими вопросами. Ты берёшь у меня интервью, и если это поднимет интерес к TCB, будет здорово. Но куда больше я хочу привлечь внимание к Японии, к японскому дениму, а не к какому-то конкретному бренду. Население Японии сокращается стремительными темпами. Когда живёшь в Осаке или Токио, это может быть не так заметно. Но в масштабах страны это действительно серьёзная проблема.

Да, на это обращаешь внимание, когда выезжаешь за пределы города.

Поэтому мы все стремимся поддержать родные края. Рассказать людям в остальном мире, что существует такая страна, которая делает такие вещи. Мы должны это делать. В нашем положении нет места для эгоизма. Поэтому я буду счастлив, если благодаря этому интервью хотя бы один человек приедет в Кодзиму. Даже если он или она пойдёт на джинсовую улицу и купит джинсы другого бренда (смеётся). Я буду рад привлечь интерес к нашему региону и к японскому дениму.

Но это не значит, что между нами нет конкуренции. Она есть, но здоровая и весёлая. У нас нет задачи тянуть других вниз, чтобы самим пробраться наверх. Мы все друзья.

Сколько покупателей из других стран приезжают к тебе сюда, на фабрику?

Зависит от времени года. Но по осени человек 10 в месяц заезжают.

Чем отличаются типичные покупатели из Японии и других стран?

Зарубежные покупатели напоминают мне японских фанатов денима в 90-х: они всем интересуются и очень поддерживают нас. Признаюсь, это меня очень радует! В Японии сегодня существуют два типа покупателей. Первый — это поколение до меня, которое влюбилось в деним ещё в 90-х и продолжает увлекаться сейчас. Это основа. Но я считаю, что мы должны воспитывать новое поколение любителей денима. Когда я показываю молодым японцам, как меняется деним в процессе носки, у них челюсть отпадает. Они и не подозревают, что так тоже бывает!

Серьёзно? Вот это неожиданно.

Многие из них даже не задумывались о фейде. Они считают, что джинсы всегда остаются одного цвета. Им даже в голову не приходит, что деним может меняться, терять краску. Поэтому я считаю очень важным привить интерес нынешнему поколению. Показать им фейды, объяснить, что в этом и прикол сырого денима — он меняется в зависимости от того, кто и как его носит. В этом кроется большая часть удовольствия. По-моему, сейчас все чрезмерно нацелены на продажи. В то время как стоило бы сконцентрироваться на образовании, передаче информации покупателям, создании заинтересованности. Именно в этом я вижу свою дальнейшую миссию.

Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

Разговоры вроде нашего. Моя самая любимая часть работы — это люди со всего мира, которых я встречаю. Если бы я не занялся производством джинсов, я бы никогда не познакомился с таким количеством самых разных людей. Для меня это самое ценное. Объединять людей по всему миру. Конечно, экономическая сторона вопроса тоже играет роль. И уверенность, что ты можешь продать то, что произвёл, тоже даёт мотивацию. Но я не верю, что компании, которые сосредоточены только на прибыли, особенно в нашей индустрии, могут существовать длительное время. Прибыль не может быть единственной целью. Для меня последние 12 лет запомнились, именно благодаря людям, которых я встретил.

Что для тебя самое сложное?

(долго обдумывает) Мне кажется, воспитывать новых мастеров. Быть мастером своего дела — это очень сложная задача. А вырастить мастера, обучить его необходимым навыкам ещё сложнее. Пожалуй, это самая трудная часть моей работы.

Какой у тебя характер?

Характер? Я приятный парень (смеётся)! Но если серьёзно... характер... это очень тяжёлый вопрос...

Прости-прости... (смеётся)

Да не, всё в норме. Я просто никогда об этом не думал. Окружающие говорят, я точно знаю, что мне нравится и погружаюсь в это с головой. Если что-то для меня важно, я обязательно в этом разберусь. Но если это меня не трогает или неважно для меня... тогда не особо.

Похожий вопрос, но что тебе нравится помимо работы? Что делает тебя счастливым?

Для меня очень размыты границы между тем, где начинается работа и где она заканчивается. Я каждый день прихожу на фабрику, но я не воспринимаю это как работу. А вечером иду домой и всё ещё думаю о джинсах. Поэтому мне правда тяжело сказать, где работа, а где остальная жизнь. Но мне нравится фотографировать, особенно людей.

У тебя есть ожидания по поводу будущего TCB? У тебя есть дети, которые захотят перенять бразды правления?

Пока у меня только дочка. Родилась в прошлом году. Само собой, я хочу, чтобы компания TCB и в будущем преуспевала, как бизнес. Но захочет ли моя дочь этим заниматься, решать ей. В любом случае это будет ещё очень не скоро (смеётся). Она вырастет в другом поколении, и я бы хотел, чтобы она занималась тем, что нравится ей.

Какой джинсовый силуэт или вид денима тебе нравится больше всего?

С самого начала мы производили деним на основе джинсов Levi’s. И только в этом году мы начали смотреть на винтажные Lee. И мне очень нравится то, что у нас получается. У них такой особенный цвет!

Какого это было попасть в документальный фильм о японском дениме Weaving Shibusa? Я столько раз его пересматривал.

Было здорово. Я правда говорил о тех же вещах, что сейчас: нам нужно передать своё ремесло будущим поколениям. Я принял участие, потому что хотел рассказать людям о том, как изготовлены джинсы, привлечь интерес к Кодзиме. Помнишь, в начале нашего разговора я упомянул журнал, в котором ещё в 90-х увидел фотографию джинсовой фабрики? Та фотография втянула меня во всё это. И я хочу вернуть долг: вдохновить людей узнать больше о джинсах — так же, как когда-то вдохновила меня та фотография. Если бы я узнал спустя 20 лет, что кто-то прочёл это интервью и вдохновился сам делать джинсы, это было бы потрясающе. Идеальная романтическая история.

Давай ненадолго вернёмся к материалам. Вы всё время производите один и тот же базовый деним или постоянно экспериментируете?

Поскольку мы расширяем ассортимент, растёт и количество материалов, которые нам необходимы. Поэтому да, мы постоянно работаем над новыми тканями. Но мы не используем разные материалы в одной и той же вещи. Какие-то вещи основаны на моделях 50-х годов XX в. — для них мы используем наш деним 50’s. Но недостаточно просто придумать новый материал. Затем нужно ещё объяснить фабрикам, что именно ты хочешь, и надеяться, что они смогут это произвести.

Со сколькими фабриками материалов вы работаете?

В основном с двумя. Обе находятся здесь, в Ибаре, Окаяма.

Как думаешь, в будущем производство селвидж денима будет сокращаться?

С этим правда есть проблемы. Станкам, на которых производят деним, уже столько лет, а новых не выпускают. Людей, которые могут следить за ними и в случае чего смогут починить, тоже становится меньше. Поэтому у нас точно не будет возможности производить больше денима, чем сейчас.

Вы все вещи шьёте сами, прямо здесь?

Да.

Как вы общаетесь с покупателями, которые не говорят по-японски?

Я просто стараюсь изо всех сил объясниться с ними. Когда нужно просто что-то подсказать или поговорить о джинсах, я справляюсь. Я не пытаюсь говорить на идеальном английском. Мне кажется, главное начать: постараться, как можешь, и не пытаться избегать ошибок. Разговор — это как игра в пятнашки, туда-сюда. Наверняка я постоянно говорю с ошибками. Есть вещи, на которые моих знаний языка вообще не хватает. Но люди, которые приезжают сюда, интересуются джинсами — на эту тему я уж как-то могу говорить. Для более сложных вещей всегда есть Google Translate... В общем, справляемся как-то.

Как ты относишься к тяжёлому дениму и слабби? Были мысли сделать что-нибудь подобное?

TCB больше про ощущения, которые получаешь от винтажного денима. То, о чём ты говоришь, требует особого подхода к производству. Поэтому я пока не вижу, чтобы мы могли сделать что-то подобное. Я знаю, что за пределами Японии люди прутся от слабби, который напоминает традиционные японские ткани. Поэтому наверно и мы могли бы сделать какую-то особенную вещь из такого материала. Но точно не в рамках основного ассортимента.

Вы во всём своём дениме используете зимбабвийский хлопок?

Нет, далеко не во всём. Я начинал с зимбабвийского, но теперь мы используем смесь разных видов хлопка.

Погоди, но вы вообще используете зимбабвийский?

Да. Хочешь посмотреть деним? Вот некоторые из наших материалов. Наш деним 50’s похож на материал Levi’s 50-х гг. Ковбойский деним — это отсылка к Lee. Нитки разного цвета, плотность разная. Каждый материал вытирается по-своему. Например, в 50’s основа окрашена в индиго, а уток остаётся натурального цвета. А в ковбойском уточная нить серая.

А это что за материал?

Это наш деним 20’s, вдохновлён 20-ми гг. Около 12,5 унций. А здесь деним 60’s — время, когда джинсы вошли в моду. Очень насыщенный синий. Мы делаем деним в духе определённого десятилетия и хотим передать те ощущения того.

Напоследок, хочешь что-нибудь передать фанатам TCB или фанатам денима в целом?

Как я уже говорил, самое классное — встречать потрясающих людей. Поэтому я буду и дальше делать вещи настолько хорошо, насколько это в принципе возможно. Для людей, которых люблю и всегда рад увидеть. Пожалуй, всё.

Отлично получилось, Иноуэ-сан. Спасибо тебе огромное. Людям будет интересно узнать больше о тебе и о TCB.

Думаешь? Будет здорово, если так. Тебе тоже спасибо, что всё это устроил.


Если вам понравилось и вы хотите поддержать проект, скидывайтесь сюда: https://www.tinkoff.ru/sl/2GPGdnuyTYU Как только мы соберём 2 000 руб., я привлеку к работе ещё одного автора. На одну статью мы уже собрали: Постпотребительские товары. 9 брендов, которые создают новую одежду из старой

PS Я покупал джинсы TCB в Denimio. Если вы там ещё ничего не заказывали, используйте промокод VACATIONSON10 на скидку 10%✌️

 Нет комментариев    567   2 мес   TCB   джинсы   одежда

Замеры джинсов TCB Regular 50’s

Насколько садятся джинсы из несанфоризованного (non-wash) денима после первого замачивания.

Как-нибудь напишу подробно о своём опыте с джинсами TCB Regular 50’s. А пока привожу замеры для модели Regular из необработанного денима 50’s в размере 32 до и после замачивания в машинке на короткой стирке без средств в холодной воде.


Участок До После
Пояс по горизонтали 40,5 см 39 см
Высота подъёма от кротча до пояса 30 см 28 см
Длина штанины по внутреннему шву 96 см 90 см
Ширина штанины по горизонтали от кротча 31 см 31 см
Ширина штанины по горизонтали на 10 см ниже кротча 28 см 26,5 см
Ширина штанины в самом низу 23 см 22 см

PS

Если описывать TCB Regular 50’s совсем коротко, то я бы включил их в список лучших джинсов без брендинга и «деталей», с высокой посадкой и прямыми, не широкими штанинами — прямо как на фотографиях Лиги Плюща 60-х гг.

Я покупал свою пару в Denimio. Если вы там ещё ничего не заказывали, используйте промокод VACATIONSON10 на скидку 10%✌️

 Нет комментариев    305   3 мес   TCB   джинсы   одежда