1 заметка с тегом

Filson

Постпотребительские товары

9 брендов, которые создают новую одежду из старой.

Кембриджский словарь признал «upcycling» словом года. И если Google Translate с Яндекс.Переводчиком ещё не успели подобрать русский вариант, то индустрия моды взялась за тренд, засучив рукава.

Upcycling — это производство новых предметов из неиспользованных материалов или вещей, бывших в употреблении. Одни делают это ради искусства. Другие таким образом сокращают вред, наносимый окружающей среде. Третьи просто не готовы расставаться с вещами, которые носили многие годы. Дмитрий Хомич, автор канала Неинтересные истории, выбрал девять брендов, которые по-своему создают постпотребительскую одежду.


Bode

Вещи Bode (произносится BOH-dee) выглядят и ощущаются так, будто их нашли на чердаке бабушкиного дома: залежавшиеся, немного запылившиеся и знакомые — они явно не из этого века. Житель Нью-Йорка Эмилия Боде в своих коллекциях использует антикварные ткани, собранные со всего мира: викторианское стёганое одеяло XIX в., льняные скатерти, винтажная мебельная обивка. Для дизайнера такие ткани — это прежде всего связь с прошлым, возможность предаться ностальгии и рассказать личные истории. «Bode — это про вещи, которые обладают эмоциональным качеством. Это про поиск неуловимой радости в старых вещах,» — рассказывает Эмилия американскому журналу GQ.

Сами вещи — это старомодные силуэты с налётом женственности: лёгкие рубашки с ручной вышивкой, лоскутные брюки, рабочие куртки с цветочными нашивками. Марку любят пресса, жюри уважаемых конкурсов и — что важнее — байеры и покупатели. Сегодня, спустя всего три года после основания, бренд представлен в более чем 75 магазинах по всему миру и чувствует себя хорошо. Вопреки ценам: рубашки по $450, верхняя одежда по $1500. Лишённые логотипов и нарочито немодные — к покупке таких нужно прийти. И от того приятнее, что бренд пользуется успехом — значит, существуют покупатели, способные оценить такой подход.


Raeburn

Британец Кристофер Рейбёрн известен за любовь к военной эстетике, дедсток материалам и осознанному подходу к производству. Последнее — не просто красивые слова, а важная часть ДНК бренда, которая заложена подходе к производству и даже в логотипе марки: Remade (создавай новое из старого), Reduced (не покупай то, что не нужно), Recycled (перерабатывай).

Одежду Raeburn сложно назвать красивой: выдержанный, непритязательный дизайн и стилистическое постоянство здесь преобладают над эстетическими качествами. Основная коллекция бренда, практически полностью выполненная из органического хлопка и переработанного полиэстера, наполнена утилитарными вещами с налётом милитари.

Отдельная коллекция Remade — более запоминающаяся и привлекательная — фокусируется на вещах, сделанных из винтажных армейских материалов разных стран. Линия включает сумки из военных парашютов, футболки и брюки с кусками карт американской армии 50-х годов, куртки из стёганых подкладок оригинальной защитной экипировки и даже предметы интерьера. Всю продукцию бренд производит небольшими тиражами в своей лондонской студии и часто лишь на заказ — это позволяет избежать перепроизводства и остатков.


Greg Lauren

Грег Лорен c 2011 года буквально создаёт одежду из другой одежды. В основе коллекций лежат самые классические американские силуэты вроде курток М65 и рубашек в клетку — дизайнеру явно свойственна ностальгия по американской классике. Всё-таки Грег — племянник Ральфа Лорена, а его отец уже 45 лет отвечает за мужскую линию в Ralph Lauren.

Одежда Greg Lauren — это одновременно и костюмы Оливера Твиста, и обличия людей пост-апокалиптического мира, и тряпки бездомного. Винтажные армейские сумки и тренчи, стёганые одеяла, старый деним Levi’s с каплями краски — всё это разбирается и затем собирается вновь в небрежные и расслабленные изделия, воспроизвести которые даже при большом желании будет не просто. «Я выбираю винтажные ткани не для того, чтобы вещи выглядели старыми. Мне нравится использовать материалы, которые обладают символическим значением и эмоциональной связью. И превращать их во что-нибудь совершенно другое,» — рассказывает Грег о своём видении upcycling. Так, заношенные голубые джинсы, классика американской одежды, могут легко превратиться в новое японское кимоно.


Readymade

Основатель и дизайнер бренда японец Юта Хосокава работает с винтажными военными тканями, полученными из списанных в утиль палаток и форм. Из этих материалов, сохранивших следы носки — потёртости, заломы, надписи, — в ателье бренда создают мужественные вещи, вдохновлённые военной и рабочей эстетикой.

Чтобы придать красок и жизни вещам исключительно цвета хаки, команда марки вручную добавляет аппликации со смайлами и армейской тематикой, крупные принты и вышивки с надписями. На выходе получаются запредельно дорогие вещи и аксессуары c ограниченными тиражами и узкой дистрибуцией.


MYAR

Название MYAR появилось из букв слова ARMY, расставленных в другом порядке. Итальянец Андреа Россо выискивает по всему миру дедсток материалы военной экипировки армий разных стран, чтобы затем трансформировать и превратить их в новую одежду милитари силуэтов. «Я люблю находить одежду, которую носили разные люди в разных частях мира по разным причинам и которая потом оказывается забытой на каких-то складах. Мне нравится брать такую одежду из прошлого и давать ей новую жизнь,» — объясняет Андреа.

От других брендов, которые строят концепцию на военной тематике, MYAR отличает аутентичность образов: моделей с лукбуков легко принять за солдат, ушедших на выходные в увал. Бренд не ограничивается классическими силуэтами. В ассортименте присутствуют двубортные костюмы-тройки, как у итальянских морских офицеров, комбинезоны точь в точь, как у военных армии США, и даже пара вещей из униформы советских солдат 80-х годов.


Needles

Этих ребзей вы и так знаете. Даже без A$AP Rocky. Культовая японская марка входит в семейство брендов Nepenthes и с самого начала выпускает коллекцию Rebuild. В ней — уже ставшие легендарными рубашки, футболки и худи, которые собраны из старой одежды, разрезанной на вертикальные полосы.

Помимо них в ассортименте время от времени появляются экземпляры посложнее: тренерская куртка из прямоугольников различной ткани, бомбер MA-1, основа которого — классическая куртка M65 или два пиджака из шерсти Harris Tweed, соединённых вместе в одно пальто.


By Walid

Большая часть рабочего времени Валида аль Дамирджи уходит на поиск винтажных материалов по всему миру. Аукционы, специализированные магазины, встречи с другими коллекционерами антикварной одежды. Найденные ткани — шёлковый тюль XVIII в., подкладки старых пальто, восточный шёлк — спустя десятки часов кропотливой работы с использованием индийской техники кантха превращаются в готовые музейные образцы: деконструктивистские пальто с торчащими нитками, шёлковые бомберы, сандали и кеды, брюки с удвоенными штанинами.


Patagonia

Американский бренд одежды для активного отдыха — главные адвокаты ответственного производства и потребления. Компания проверяет всю цепочку своих поставщиков вплоть до фермеров, которые выращивают хлопок, и перечисляет 1% от ежегодных продаж в фонды защиты окружающей среды. В рамках программы Worn Wear Patagonia принимает, ремонтирует и снова продаёт использованные вещи.

В этом году компания пошла ещё дальше и запустила Recrafted. Что показательно, проект родился не сам по себе, а из реальной потребности: компания накопила слишком много вещей, которые уже не поддаются ремонту и не подходят для переработки. Как признаются сами сотрудники Patagonia, многие из этих вещей — уже мусор.

В рамках Recrafted компания сортирует отслужившую свой срок одежду по цветам и материалам, а затем передаёт в лос-анджелесское ателье Suay, где из неё создают новые вещи. На одну новую куртку может уйти до шести старых. Только представьте сколько разных историй вбирает в себя одна вещь! И сколько всего её ждёт впереди.


Filson

Американский бренд известный вековыми сумками тоже даёт новую жизнь своим старым изделиям. В рамках проекта Restoration Department во флагманском магазине марки создают сумки двух категорий. Первые — изношенные, списанные и затем тщательно отреставрированные. Вторые шьют вручную из дедсток материалов и остатков тканей.

Обычные сумки Filson — это добротные, по-хорошему старомодные и без концептуальных притязаний аксессуары. Но в этой линейке мастера бренда создают по-настоящему уникальные сумки с характером и следами прежней жизни. До такого состояния хочется затаскать свой Filson. Получится ли так же? Вряд ли. Но попробовать точно стоит.


Это был первый авторский материал, на который читатели сами собрали деньги. Будут ли ещё? Зависит от вас. Если вам понравилось и вы хотите помочь, скидывайтесь сюда: https://www.tinkoff.ru/sl/2GPGdnuyTYU Как только соберём 2 000 руб., в работу уйдёт следующий авторский материал.